После стольких лет

О чем рассказал фильм "Гарри Поттер: Возвращение в Хогвартс"

Журнал
    02.01.2022, 20:37
Текст:   Юлия Авакова
Двадцатилетний юбилей с даты выпуска экранизации первой книги о "мальчике, который выжил" под названием "Гарри Поттер и философский камень", со всей очевидностью показал, как же много времени прошло с тех пор. Невольно вспоминается послание Дамблдора, которым он сопроводил мантию-невидимку, рождественский подарок Гарри в первый год его обучения в Хогвартсе: "используй ее с умом".
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Крайне отрадно, что посреди всех треволнений, скандалов и противоречий последних лет этот завет был услышан, и команде удалось создать ностальгический, по-настоящему трогательный документальный фильм со множеством видеосвидетельств, необычных интервью и щемящих душу воспоминаний, обойдя всевозможные последующие наслоения и нагноения. В каком-то смысле именно эта документальная работа засвидетельствовала окончательный конец эпохи, такой близкой и понятной, и вместе с тем безвозвратно ушедшей. Эпохи, в которой компьютерные технологии позволяли воплощать доселе нереализуемые режиссерские фантазии, но еще не приобрели статус замещающих целые области человеческого существования и общения. Уникального отрезка времени, в котором зрители и актеры жили и творили в одинаковой неизвестности относительно будущего, уготованного героям "поттерианы" (вернее, о судьбе своего героя знал только один человек, и он эту тайну благородно пронес в себе до конца). Этапа в культурном развитии человечества, когда абстрактный гуманизм показывал свои рожки преимущественно по праздникам, не претендуя на определение истины в последней инстанции, не источая токсичность и не разделяя людей на доблестных борцов за социальную справедливость и уродливых мракобесов по достаточно расплывчатым критериям.

Дети, выступившие в главных ролях, выросли - и получили уникальный билет во взрослую актерскую жизнь, открывающий перед ними все двери. Они по-разному этим распорядились - одни выбрали актерскую стезю в качестве основной профессии и повторно достигли известности во взрослом возрасте, другие раскрылись в нишевых проектах, третьи - расставаясь с детством и юношеством, оставили в нем и свой особый кинематографический опыт. Но, по их собственным словам, все они так или иначе образовали нерушимое братство, которое не требует постоянного напоминания о себе, регулярных встреч, оно просто неотменимо, незримо присутствует в бытии, наравне с опытом семейной и школьной жизни.

Поразительны душеведческие способности режиссеров или же справедливость максимы о том, что бытие определяет сознание, а может - и то, и другое одновременно. Эмма Уотсон во многом очень похожа на отличницу-Гермиону, с ее страстью к перфекционизму, общественному активизму и обозначению четкой позиции по отношению к важным жизненным вопросам. В Дэниэле Рэдклиффе также присутствует кое-что от его героя: он стал востребованным актером, умеет создавать впечатление легкости и непринужденности по части перевоплощения на экране, но отгадать секрет его успеха не так-то просто. Одни считают, что он слишком скрытен и неэмоционален, другие считают, что получение им взрослых ролей откровенно незаслуженно, третьи же просто искренне рады за него. Но всех их объединяет одно - воспоминания о том самом "мальчике в очках со шрамом на лбу", что тяготило Гарри и немало раздражает Дэниэла. Ну а Руперт Гринт, по единодушному мнению, совершеннейший Рон - от параллелей в семейной жизни до тех уморительных деталей, которые обнаружились на съемочной площадке.

Зрителей поджидает несколько неожиданностей - прежде всего, в лице Тома Фелтона (Драко Малфой) и Мэттью Льюиса (Невилл Долгопупс): если первый предстает глубоким и душевно щедрым человеком, который нашел в себе силы рассказать об удивительно зрелой рефлексии, относящейся к периоду съемок, то второй на глазах превратился из гадкого утенка в лебедя (любой, кто посмотрел последнюю экранизацию произведений Джеймса Хэрриота, это наверняка про себя отметил). Не стоит забывать и о том, что для детей участие в восьмичастной франшизой было не столько профессиональным опытом, сколько глубоко проживаемой и переживаемой жизнью, где то, что отнимало львиную долю времени и внимания было миражом. Вот он, Джейсон Айзекс - жестокий тиран-отец, Алан Рикман - взыскательный и холодный преподаватель зельеварения… Проходят минуты, очередной дубль отснят - и как по мановению волшебной палочки, оба оборачиваются милейшими общительными людьми. А ведь детям, в силу возраста склонным переплетать правду и вымысел, предстояло выстраивать со всеми два типа отношений одновременно - развивать динамику, взаимодействуя в образе, и строить человеческое общение вне объектива камеры.

Фото: kinopoisk.ru

Удивляет чуткость и педагогический талант Криса Коламбуса, запустившего франшизу, и аккуратность Альфонсо Куарона, которому впервые предстояло внести мрачные "взрослые" нотки в повествование. Марку Ньюэллу и Дэвиду Йейтсу в этом плане было гораздо легче, но зато пришлось справляться со всеми сложностями, сопутствующими подростковому возрасту подавляющего большинства актеров. Совсем по-другому, гораздо более многомерным и сложным выглядит труд взрослых актеров, морально ответственных за своих экранных подопечных и сознававших хрупкость психики последних. Юным актерам были жизненно необходимо присутствие значимых взрослых на площадке. И они их обрели. По сюжету "поттераны" для Эммы Уотсон в волшебном мире не нашлось места для родителей и покровителей (за исключением мимолетной приязни профессора Флитвика) - тем более ценным было общение с Аланом Рикманом и Робби Колтрейном. Для Дэниэла Рэдклиффа Гари Олдман стал действительно кем-то вроде старшего друга, наставника и сообщника в дурачествах, по воспоминаниям они действительно вели себя как Гарри и Сириус. А Руперт Гринт нашел вторых родителей в лице Джули Уолтерс и Марка Уильямса. Не менее уникальные отношения сложились между Томом Фелтоном, Джейсоном Айзексом и Хелен МакКрори.

Ну и, конечно же, актерам - как и зрителям, не хватает тех, кто ушел: это Ричард Харрис, несравненный Дамблдор из первой части, с которым связана крайне трогательная и сентиментальная история, рассказанная Крисом Коламбусом, Джон Хёрт - палочных дел мастер Олливандер (а для поклонников других культовых проектов - Военный Доктор), обаятельный и, как оказалось, очень радушный в общении Ричард Гриффитс, прекрасно воплотивший карикатурный образ Вернона Дурсля, Роберт Харди, запомнившийся как колоритнейший Корнелиус Фадж, Роджер Ллойд-Пак, филигранно передавший надломленность и горечь Барти Крауча-старшего, великолепная и бесстрашная Хелен МакКрори, ставшая Нарциссой Малфой, и, конечно же, глубокий блестящий актер, будто попавший в наше время из другого столетия, Алан Рикман. За ним режиссерам реюниона и был оставлен вневременный последний поклон, искренний, благородный и крайне человечный.