Рубрика:
    11.05.2022 15:07

    Не баг, а фича

    "Дышите свободно": теплая элегия о здоровой любви людей с дефектами речи
    Сергей Бодров после нескольких малобюджетных, оставшихся незамеченными фильмов и незаслуженно провалившегося в Голливуде "Седьмого сына" вернулся с самой светлой картиной этой весны. "Дышите свободно" - теплое, уравновешенное полотно о любовном треугольнике внутри закрытого сообщества людей с сильным заиканием.

    Замкнутый автомеханик Илья (Евгений Ткачук), отчаявшись справиться с последствиями контузии, записывается в школу к гуру-логопеду Черкасовой (Полина Агуреева), где знакомится и влюбляется в другую пациентку по имени Вера (Полина Пушкарук), девушку с очаровательной улыбкой и мутным прошлым. В какой-то момент выясняется, что выдающийся профессионал и чуткий педагог Черкасова в свои Бальзаковские с хвостиком все еще живет с мамой, одиноко комплексует и тайно вздыхает по Илье.

    Романтический Гордиев узел Бодров разрубает непринужденно, но не безжалостно к своим героям. При этом от формального хэппи-энда не смердит пошлым "жили они долго и счастливо". Напротив, при просмотре не покидает ощущение, что всё, пусть даже самое яркое и хорошее, имеет свойство заканчиваться. Но вдумчивое прочувствование базового закона жизни не ввергает в депрессию, а позволяет Илье, Вере и Черкасовой начать дышать по-настоящему свободно во всех смыслах.

    Вопреки заиканию - дефекту, который кто-то называет болезнью - персонажи демонстрируют невероятно здоровое отношение к жизни. Они не цепляются за внезапно подвернувшееся счастье, не лезут друг к другу в душу, не упиваются жалостью к себе и не взваливают ответственность за собственную жизнь на близкого. Да и в принципе воздерживаются от излишнего пафоса.

    Срывается как раз привыкшая чувствовать свою физиологическую "нормальность" Черкасова. Но и её мелочная месть оборачивается раскаянием, катарсисом и примирением: как с "разлучницей", так и с самой собой. В рамках умеренной, жизнеутверждающей философии автора даже разыгравшиеся шекспировские страсти не разрешаются шекспировской трагедией. Однако, разумеется, выбор между чувством и долгом, любовью и благодарностью, смирением и отчаянием будет сделан не по щелчку пальцев, словно на сеансе мини-гипноза.

    Наверняка Бодрова будут журить за невнятный монтаж, в результате которого случайно или намеренно пропали целые смысловые куски, нарушив некоторые причинно-следственные связи. Тем не менее пренебрежение ремесленными деталями никак не повредило кропотливо созданной атмосфере фильма.

    Сдержанная во всём картина не балует яркими красками: приглушенные пейзажи Питера и Ленинградской области купаются в мутном, не обжигающем северном солнце. Ночные сцены освещают приглушенные разноцветные фонарики. Столь же скупы диалоги, что волшебным образом сказывается на их содержательности. Когда каждая фраза даётся с трудом, речь автоматически очищается от шелухи словоблудия, пустого и неважного, оставляя самое ценное.

    Темп повествования обманчиво нетороплив, и, убаюкав зрителя вначале, "Дышите свободно" затем несколько раз резко взрывается неожиданным экшном. Разумеется, несопоставимым по масштабу со "Страной глухих" Тодоровского, ассоциации с которой неизбежны: в обоих фильмах речь о сплоченной изолированной группе, члены которой готовы друг для друга на любой риск.

    Илья, Вера и другие заики существуют в пузыре, за пределами которого коптит небо большой и преимущественно недружелюбный мир с гопниками, сутенерами и вредными бабками-рантье. Но в интонации Бодрова (как известно, тоже заикающегося) не чувствуется обиды на "здоровых". И - что важнее - нет ощущения, будто "ущербность" - единственное, что способно объединить людей. Есть клей и понадежнее, чьё присутствие незримо и неслышимо.

    Интеллигентку и профессорскую дочку, пролетария, травмированного на войне, бывшую работницу стрип-клуба, обеспеченного бизнесмена и многих других сплотило желание подняться над блошиной суетой, отбросить звериную серьезность, перестать терзать себя - то есть наконец задышать свободно.

    3.5