Новости

19.02.2008 04:30
Рубрика: В мире

Косоворот

Независимость Косово и его политический подтекст

В долгой политической баталии вокруг будущего статуса Косово наступил заключительный этап. Седьмому балканскому государству родом из Югославской федерации уже только и оставалось, что возвестить о своем рождении на свет.

Эхо событий в этом крошечном уголке Балкан не случайно разнеслось по свету куда громче, чем от всех предыдущих югославских разводов. Если Словения, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина, Черногория были республиками, которые обладали хотя бы формальным правом на выход из федеративного союза и однажды это право реализовали, то Косово - первый субъект в ранге автономии, на который "свалился" государственный суверенитет. И не так важна сама процедура объявления независимости - в одностороннем ли порядке, как бы даже с вызовом своим западным спонсорам, или коленопреклоненно, с целованием грамоты из их рук, - в любом случае это премьера не только балканского масштаба.

В мире сейчас около 200 конфликтных этнических регионов, где существует острое недовольство тем, сколько суверенитета им отмерено национальными конституциями. Уже на десятки идет счет непризнанных республик, фактически отпавших от своих "материнских" государств. И все эти мины замедленного действия завороженно водят усиками за каждым поворотом в судьбе Косово, которое уже 18 лет выламывается из границ суверенной Сербии, причем ровно половину этого срока - под флагами НАТО и ООН.

Постановщики "премьеры", разумеется, сознают, что следом может подняться целый вихрь автономных суверенитетов - настоящий косоворот. Отсюда такая назойливая пропаганда тезиса об уникальной ситуации в Косово, которая, дескать, не может повториться больше нигде и потому не станет прецедентом. Вот только здесь и сейчас, только один-единственный раз в истории - и все, а далее - табу. Но это иллюзия.

Разве умер Хельсинкский заключительный акт о нерушимости границ суверенных государств? Этим коллективным международным договором в 1975 году было учреждено незыблемое - до сего дня - правило: отделение части от государства допускается только с их обоюдного согласия и только политическими средствами. Тем и отличается современное право от средневекового, что не сила чертит границы, а разум, и не по линиям этнических разделов, а по контуру исторически сложившихся сообществ. Кстати, в таком духе и была принята в июне 1999 года резолюция ООН N 1244, подтвердившая суверенитет и территориальную целостность тогдашней югославской федерации, а стало быть, и Сербии как ее правопреемницы. Что же вдруг изменилось? Почему из-за косовской "премьеры" весь мир на ушах: сепаратисты в ажиотаже, правительства в страхе?

Прочитайте, кому не лень, этот документ ООН: там нет ни слова о будущей независимости Косово. Как говорится, "пусто". Но из этой "пустоты" западная дипломатия делает расширительный вывод: что не запрещено, то дозволено, хотя с какой бы стати законодателю запрещать то, что он и в мыслях не имел? Вот на таком зыбком юридическом песке и взошла идея независимости "уникального" Косово.

А ведь вся его "уникальность" извне: и синие флаги ООН, и миротворческий корпус НАТО, и целая армия международных чиновников, и "моральные обязательства" Запада, и произвольные толкования международных правовых норм, которые еще недавно мир понимал одинаково. Переговоры Белграда и Приштины тянулись почти два года, но правовой статус края, учитывая непримиримость позиций конфликтующих сторон, фактически не обсуждался: все карты - у посредников.

Но и среди них согласия нет. Поэтому решение по Косово в любом случае будет односторонним, конфликтным и, значит, тем более заразительным. Максимум, на что может рассчитывать сепаратистское правительство Хашима Тачи, это так называемая "отложенная независимость", которая и после приема Косово в ЕС полной не станет: новое "государство" не готова принять ООН.

И такой же "европейский пряник" срочно предложили Сербии, правда, чтобы его съесть, она должна согласиться на ампутацию почти шестой части своей территории. В полувековой истории "единой Европы" это тоже премьера: до сих пор она настаивала только на стабилизации внутренних границ и вот впервые - на ломке. Причем ультимативно: или Белград входит в Европейский союз рука об руку с Приштиной, или его ждет изоляция даже на Балканах, уже почти целиком втянувшихся в ЕС. Тяжелый выбор для сербов. Вот почему президентская кампания в Сербии проходила так остро и почему так испереживался Брюссель, привыкший олицетворять демократа Тадича с политикой пряника, а националиста Николича - с политикой кнута.

Но и это ново! В "южном подбрюшье Европы" (как, наверное, и сегодня выразился бы Черчилль) Запад жаловал до сих пор одних националистов, тем более что они и заполняли всю политическую сцену. Если в странах Восточной Европы после падения Берлинской стены и учреждения многопартийности разразились "бархатные революции" и к власти пришли демократические партии, то на Балканах история пошла не так. Во всех субъектах Югославской федерации победили националистические партии, которые немедленно погрязли в меж этнических разборках времен еще турецко-балканских и двух мировых войн.

В разгар этих событий (декабрь 1991 года) министры иностранных дел 12 европейских стран собрались в Маастрихте, чтобы обсудить план общеевропейской федерализации на XXI век. Там, в Маастрихте, были решительно отклонены ходатайства Словении и Хорватии о признании их суверенитета. Юридическая комиссия под руководством бывшего министра юстиции Франции Бадинтера, изучив конституции самопровозглашенных государств, пришла к выводу, что они основаны на этническом прин ципе и несут угрозу своим национальным меньшинствам. Если "Хорватия является родиной всех хорватов", то где же родина хорватских сербов? Почему Сербия - родина всех своих граждан без их этнического различия, а Словения - только для словенцев?

В Хорватии все дети знают в лицо бывшего министра иностранных дел Германии (уже объединенной Германии, уже без стены) Ганса-Дитриха Геншера. В учебниках истории подпись под его фотографией гласит: "Великий друг независимой и суверенной Хорватии".

Действительно, всего через две недели после Маастрихта министр Геншер сделал сенсационное заявление: его правительство решило признать независимость Словении и Хорватии. В тот же день такое же решение принял и Ватикан, обеспокоенный "судьбой двух славянских католических народов". Оправившись от шока, западные канцелярии чуть не наперегонки стали отправлять свои дипмиссии в Загреб и Любляну. Не промедлил и Евросоюз, как будто это не он инициировал обязательство, принятое в Маастрихте.

Откуда такая непоследовательность, с чего бы такая поспешность? Чтобы это понять, давайте взвесим упущенную альтернативу. Допустим, что там, в Маастрихте, европейские министры не ограничились только отказом признать две самопровозглашенные балканские республики, а постановили бы всю Югославию со всеми ее субъектами в ранге республик и автономий пригласить в свой европейский дом. Тем более что Югославия никогда не входила в Варшавский договор и давно снискала внимание западных спонсоров и идеологов своими попытками найти третий путь между капитализмом и социализмом. Если бы такой импульс был задан истории, что из случившегося не случилось бы точно?

Хорватии и Словении точно пришлось бы переписать свои этнические конституции, разделившие их граждан на два сорта. У Запада точно не нашлось бы оснований навязывать референдум о независимости также Боснии и Герцеговине, который и взорвал мирную жизнь ее трех общин - мусульманской, хорватской и сербской. С меньшей уверенностью, но можно предположить, что и американцы воздержались бы от поставок оружия на боснийско-хорватский фронт, да еще кружным путем, через Иран. Республике Сербской в Боснии и Герцеговине, Сербской Краине в Хорватии ни к чему было бы провозглашать свои суверенитеты в составе самопровозглашенных государств. Значит, и Милошевич лишился бы повода приказывать сербской милиции и федеральным силам взять под контроль сербские анклавы в соседних республиках, другими словами, собирать свою "Великую Сербию". Короче, не было бы в конце ХХ века трех балканских войн (тут и Косово в счет) с их средневековыми зверствами.

Если бы так пошла история, отдыхал бы и Североатлантический альянс! Ему просто незачем было бы вмешиваться в балканские дела. Из всех упущенных альтернатив эта, конечно, достойна наибольшего сожаления. И ведь она была реальна! Контурно ее и наметили 17 лет назад в Маастрихте министры иностранных дел "федеральной Европы" - пусть не позвали "всю Югославию", но и не захотели ее развалить. Однако уже через две недели "ошибка" была исправлена, НАТО востребовано вместе с доктриной "гуманитарных вмешательств", которая и положена в основу международного порядка на ХХI век.

Оценив упущенные шансы, яснее видишь реальную историю: Косово - финальный этап утверждения этого нового порядка. Все последнее десятилетие минувшего века его лишь нащупывали, шлифовали, приучали к нему общественное мнение. Вот деталь: за две недели авиация НАТО совершила на позиции сербских войск, осаждавших Сараево, тысячу вылетов - столько же и на весь Ирак в 1991 году, в ходе войны в Персидском заливе. Это и стало концом "Великой Сербии", которая под предлогом защиты своих соотечественников успела занять уже две трети территории Боснии и Герцеговины, угрожала Хорватии. Так преподносили эту победу репродукторы НАТО. Но ни слова о том, что в Персидский залив войска Запада пришли под флагами ООН, а в Югославию - под флагами НАТО, без санкции объединенных наций. Ни слова о том, что после Дейтонских соглашений 1995 года 120 тысяч сербов, напуганных террором мусульманской милиции, бежали из Сараево. Ни слова о 300 тысячах беженцев из Сербской Краины, когда с помощью НАТО в наступление перешла хорватская армия, - за годы балканской смуты это была самая масштабная этническая чистка под присмотром "демократического альянса". И только со вздохом - о том, что сербский исход из Косово не прекращается, несмотря на 17 тысяч штыков миротворческого корпуса для защиты сербского меньшинства. Действительно, за восемь лет под протекторатом войск НАТО и администрации ООН 200 тысяч косовских сербов покинули свои дома, хорошо представляя, чем обернется для них независимость албанского Косово. Еще держатся своих очагов последние 100 тысяч, но если ударит колокол беды, понесет нелегкая и их.

"Первая мировая война началась на Балканах не в результате этнической междоусобицы, а по совершенно противоположным причинам: мировые державы вмешались в локальный конфликт" (Генри Киссинджер). Стоит уточнить: сколько посторонних держав вмешались тогда в балканский конфликт, кажется, пять? А теперь - девятнадцать. Хотя ни у одной не было повода к войне с Югославией.

Так зачем был этот поход? Во имя чего?

Ответ был сформулирован в апреле 1999 года на Вашингтонском саммите в честь 50-летнего юбилея НАТО. Уже больше месяца на Югославию - в том числе и на Косово, где сербская армия продолжала вести бои с АОК, - сыпались бомбы и ракеты, поэтому ответ прозвучал не только торжественно, но и грозно, как предупреждение всем ослушникам. Перед лицом всего мира Североатлантический альянс взял на себя обязательство предотвращать гуманитарные катастрофы не только на территории объединяемых им стран, но и сколь угодно далеко за ее пределами, фактически на всей планете. И опять же - без санкций ООН, помощь которой если и потребуется, то лишь "после боя", уже на этапе "гуманитарной реконструкции".

Так недвусмысленно было признано, что Косово - лишь первая репетиция доктрины, принятой на грядущие времена. И уже только эту "репетицию" и могли закончить обоюдными усилиями югославская власть и натовский альянс, чьи пределы терпения были, конечно, несоразмерны. 9 июня, 79-й день бомбежек: Милошевич подписал соглашение о прекращении огня, выводе сербских сил из Косово и вводе туда международного миротворческого корпуса. И, положив ручку, торжественно заявил: Сербия сохранила контроль над этим священным для нее краем.

Утешительный самообман? Но вплоть до минувшего воскресенья Косово сохраняло статус "сербской провинции", что прямо вытекает из резолюции ООН N 1244. Кроме албанских косоваров, восемь лет никто не оспаривал этот статус, по крайней мере вслух. Тронутый горячим приемом в столице Албании, Тиране, американский президент Джордж Буш 10 июня прошлого года заявил: когда переговоры продолжаются слишком долго, надо уметь сказать "хватит!". И дальше прямым текстом: если Косово в одностороннем порядке объявит о своей независимости, Вашингтон признает ее, не дожидаясь вердикта Совета Безопасности ООН.

Ну что ж, "уникальная" автономия успешно сыграла роль пробной площадки для утверждения нового международного порядка. В уплату за это ей и положили независимость, твердо предупредив всех, кто захотел бы последовать по той же дорожке, что продолжения не будет. Это надо понимать так, что "гуманитарный кулак" впредь сам намерен решать, к кому бы еще приложиться.

из первых уст

Эдуард Кокойты,

президент Южной Осетии:

- До конца февраля Южная Осетия направит обращение о признании ее независимости руководству России, Федеральному Собранию РФ, странам СНГ и Совету Безопасности ООН. Эта наша позиция согласована с Абхазией и Приднестровской Молдавской Республикой. Решение парламента Косово подтолкнет нас к более решительным действиям. Кстати, правовых оснований для международного признания у Южной Осетии, в частности, гораздо больше, чем у Приштины. В действиях США и Евросоюза превалируют двойные стандарты, особенно в трактовке основных принципов международного права.

Сергей Багапш,

президент Абхазии:

- Абхазия и дальше будет добиваться независимости всеми мирными способами. После одностороннего провозглашения парламентом Косово независимости от Сербии создан прецедент. Поэтому Абхазия будет обращаться в различные международные организации, а также, и в первую очередь, к России за международным признанием Абхазии как самостоятельного государства.

Ангела Меркель,

канцлер Германии:

- Берлин не примет решения относительно признания Косово в понедельник. Ситуация в Косово несравнима с каким-либо другим случаем. Министры иностранных дел ЕС должны выработать платформу, единую платформу, на основании которой мы будем принимать дальнейшие решения о наших действиях. Мы хотим, чтобы эти действия были едиными с учетом резолюции ООН.

Владимир Титов,

заместитель министра иностранных дел РФ:

- Выбор наших зарубежных партнеров в отношении дальнейших действий, в том числе в вопросе о признании или непризнании независимости Косово, станет своего рода тестом на способность принимать ответственные решения, приверженность морали и праву в международных отношениях.

хроника дня

9.26 | Евросоюз одобрил отправку судебно-полицейской миссии в край Косово. В нее должны войти около двух тысяч полицейских и сотрудников судебных органов.

10.11 | Премьер-министр Косово Хашим Тачи заявил, что готов активно сотрудничать с Россией, если она признает независимость края.

11.15 | Министр иностранных дел Сербии Вук Йеремич дал понять: Сербия намерена добиваться того, чтобы Косово не было допущено в ООН, ОБСЕ и Совет Европы.

11.31 | Россия призвала Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна занять более четкую позицию по Косово.

11.58 | Глава ПАСЕ Луис Мариа де Пуч призвал сербов и косоваров воздержаться от насилия после одностороннего провозглашения независимости Косово.

12.55 | Германия отложила принятие решения о признании независимости Косово.

13.46 | НАТО собралось на экстренное заседание в связи с провозглашением независимости Косово.

14.40 | Полиция Сербии направила в органы юстиции дела против руководства Косово в связи с "провозглашением нелегитимного государства на сербской территории".

14.41 | Власти Косово разослали во все страны мира послания с просьбой признать независимость края.

14.57 | Российский парламент принял заявление по Косово. В нем говорится, что самопровозглашение независимости "представляет собой одностороннее попрание норм международного права".

15.35 | Сербский посол в РФ Станимир Вукичевич заявил, что Белград на заседании СБ ООН потребует объявить незаконным провозглашение независимости Косово и распустить парламент края.

Подготовила Дарина Заруцкая

В мире экс-СССР Южная Осетия В мире экс-СССР Абхазия В мире Европа Сербия Косово Обострение ситуации в Косово Независимость Южной Осетии и Абхазии