Новости

19.04.2017 21:55
Рубрика: Культура

Анна Карена. Шахназарова

Режиссер Карен Шахназаров впервые снял фильм о любви
В эфире канала "Россия 1" громкая премьера - восьмисерийный фильм Карена Шахназарова "Анна Каренина". Споры он вызвал еще до выхода на экран, поскольку было известно, что режиссер изменит финал, уберет несколько линий, в том числе и Константина Левина, да и сюжет будет основан не только на романе Льва Толстого, но и на произведениях Викентия Вересаева - повести "На Японской войне" и цикле "Рассказы о Японской войне". Само же повествование будет вестись от лица Алексея Вронского - как рассказ сыну Анны Сергею Каренину о большом чувстве, возникшем между ним и его матерью. Однако предоставим слово самим создателям фильма. Что они вкладывали в необычный проект? Их точка зрения важна еще и потому, что в июне в кинопрокат выйдет фильм Карена Шахназарова с другим названием "Анна Каренина. История Вронского", и в нем не будет повторено увиденное в сериале.

Карен Шахназаров, режиссер:

- Для меня это новый опыт - делать и фильм, и сериал. В каком порядке это показывать? Идеи канала "Россия 1" для меня приемлемы. Говорят, что фильм надо выпускать в прокат первым. Но пока такого опыта очень мало. Мы знаем опыт американских сериалов, на основе которых потом делают фильмы. Но в любом случае мне эта идея нравится. Поскольку и то и другое я делал. И сериал для меня много значит. Шесть часов, которые мы отсняли, хотелось бы и показать. И не осенью, поскольку картины, которые долго лежат, что-то теряют. Но мы не делали по принципу - то, что не вошло в фильм, пойдет в сериал. Мы изначально писали отдельный сценарий для фильма и для сериала. И получились разные по существу картины.

Возникают вопросы, сколько же это все стоило. Все точки над i должны быть расставлены. Фильм сделан без государственных средств. Ни минкультуры, ни Фонд кино не участвовали в создании этого проекта. Бюджет мы не будем обнародовать, но, поверьте, он намного меньше многих бюджетов, объявленных сплошь и рядом. Карина снята с участием средств ВГТРК, и был еще очень хороший частный инвестор, который вложил серьезные суммы, а также использованы мощности "Мосфильма".

Роман слишком огромен для восьми серий - понятно было, что надо от чего то отказываться. Нет линии Левина. Но меня больше всего интересовали взаимоотношения Анна - Вронский - Каренин. Это то, о чем я хотел снимать кино. И получилось подробнее, чем обычно, потому что в картину вошло много сцен, которые раньше никогда в кино не снимали. И я даже подумал - как можно было без них снимать, потому что тогда многое становится непонятным. Вот мы как раз на них и сосредоточились.

Мне кажется, что Лиза Боярская очень точно сыграла то, что написал Толстой. Проблема в том, что в романе много нюансов, которые забыты или уходят. И при экранизациях они становятся неважными. Из-за чего, например, Анна поехала бросаться под поезд? Из-за того, что Сорокина привезла деньги Вронскому, а она это увидела из окна. Все это мне кажется первостепенным, мы это показываем. Толстой не просто так все написал. Мы все в той или иной степени проходим через эти сложные взаимоотношения между мужчиной и женщиной, когда, бывает, одна капля может переполнить все. Но это упускается. В силу того, что может быть времени не хватает. Я, кстати, по-настоящему понял мотивы Анны, только когда услышал это в исполнении Лизы. Это есть у Толстого, и почему-то никогда не звучит. Когда она сказала: как так, они мне не отдадут сына, и в результате он вырастет у отца, которого я бросила. Это абсолютно женская мотивировка. Это важно для того, чтобы понять то, что происходит с Анной. Так что мы считали нужным такие вещи сохранить. 

Карен Георгиевич сказал: "Есть одна проблема - финал все знают"

Два момента, которые для меня принципиальны. Первый - когда мы придумали ход объединить роман Толстого с произведениями Вересаева. Это позволило драматургически организовать, в том числе и финал. Мне стало интересно снимать, потому что я люблю такие ходы - в какой-то степени я применял подобное и в "Цареубийце". И второй момент - я много делал картин - и комедии, и музыкальные, и артхаус. Но у меня не было картины о любви. При этом было внутреннее ощущение, что я хотел сделать фильм о взаимоотношениях мужчины и женщины. И тут в голову пришла простая мысль, что об этом лучше Толстого никто не написал. И прожив уже довольно большой отрезок жизни, и, конечно, имея опыт во взаимоотношениях с дамами, могу сказать, что я снимал эту картину и поражался: "Господи, я все это видел! Это все было! Это было в моей жизни! Это все правда! Это - так. Это происходит именно так!" И в этом - гений Толстого. В результате получился очень важный для меня фильм.

Слово "любовь" звучит как нечто законченное, но поверьте мне, любовь - это бесконечный процесс, в котором мужчина и женщина вступают в очень сложные взаимоотношения. Где есть все: и ненависть, и желание подчинить, и эгоизм, и жертва... И она никогда не заканчивается - в этом может быть самая большая проблема. Ты никогда не можешь сказать: я люблю, так же как и не можешь сказать: я верю. Мне кажется, именно это замечательно написано у Льва Николаевича. Любовь - это процесс, который полон противоречий самых разных оттенков. Влюбленность возникает с первого взгляда - только так и бывает, а дальше - бесконечный процесс. Кто-то его проходит, кто-то нет.

Антон Златопольский, продюсер, заместитель генерального директора канала "Россия 1":

- К этому сериалу много раз можно применить слово "впервые". Впервые за всю историю постсоветского периода снят сериал с таким объемом построенных декораций. Сцены бала, театра и скачек невероятно зрелищно привлекательны. Это результат объединения возможностей ВГТРК и "Мосфильма". Это абсолютно уникальный проект по объему съемок, по качеству продакшна и по многим другим составляющим.

Например, часть фильма снималась при свечах. И были изготовлены специальные свечи, которые горели по 8 часов (каждый раз менять не будешь, а их - тысячи). Там было много такого рода удивительных технологических особенностей - все не перечислишь. Рассказывать можно долго.

Я убежден, что сегодня так выглядит мир, что по-настоящему роман можно рассказывать лишь в телевизионном формате. В кино это практически невозможно сделать из-за того, что изменились потребности, и кино заняло другую нишу в сознании зрителя. Поэтому мы давно серьезных режиссеров привлекаем к созданию сериалов. Владимир Бортко, Глеб Панфилов, Сергей Урсуляк, Владимир Хотиненко. И мне очень давно хотелось, чтобы и Шахназаров включился. И я два года потратил на то, чтобы его привлечь. Материал было найти нелегко. Но, когда мы стали обсуждать, Карен Георгиевич сказал: "Есть одна проблема - финал все знают. Как мотивировать зрителя?" И в конечном итоге так получилось, что мы нашли ход с произведениями Вересаева.

Елизавета Боярская, актриса:

- Для меня было очень необычным, когда снимали сцену бала, в перерывах опускали три огромные люстры, все артисты удалялись и заменялись свечи. Это занимало минут сорок-сорок пять, не меньше. Потом все возвращались в зал, свечи поднимались, и продолжали съемку. И еще интересный нюанс. Для всех артистов массовых сцен специально шились костюмы - головные уборы, балетная обувь, украшения. И когда мы стали репетировать в бальном зале, на паркете, стало очевидно, что возникает ни на что не похожий звук - мы в наше время его не знаем - шуршания платьев, когда более сотни пар кружатся в вальсе. Мы танцевали под великолепную музыку Юрия Потеенко - он написал вальс и мазурку. Но даже отдельно писали звуковую дорожку, когда танцевали без музыки и было слышно только шуршание перьев воланов, нижних юбок. Это было особенное эстетическое наслаждение.

Та Анна, которую я вычитывала в романе Толстого, я ее видела именно так. И очень хорошо, что когда мы встретились с Кареном Георгиевичем, то пришли к одному знаменателю - у нас не было разногласий, не пришлось ни мне свои взгляды пересматривать, ни ему находить нужные слова, для того чтобы меня переубедить. Мы действительно одинаково ее чувствовали и понимали. Нужно просто внимательно перечитывать страницы романа, чтобы увидеть яркую эволюцию каждого из героев. Каждому человеку свойственны разные чувства. И та же самая Анна, которая вначале обаятельна и непосредственна, и ее принимают в любом обществе как первую гранд-даму именно не из-за того, что она чопорна и закрытая важная персона, а потому что она приятная, открытая, миловидная добрая женщина. Так о ней говорит Долли, но совсем иначе ее видит Китти, потому что она смотрит с другой стороны. И совсем другие эпитеты дарит ей Лев Николаевич в конце. Когда он говорит об открытой ненависти между Вронским и Анной, о той любви, которая становится мукой, которая приносит отчаяние и боль и в то же время только растет и крепнет. Вы увидите, каков у нас финал, но если вспомнить сцену, когда Анна едет на вокзал, как она смотрит на людей по пути - через призму полного отрицания и непонимания этого мира, через неприязнь к нему. Все, даже дети, ей кажутся неприятными и страшными. Все друг друга ненавидят, и по-другому быть не может. Все зависит от обстоятельств. От того, какие они - Анна и Вронский - здесь и сейчас.

Виталий Кищенко, актер:

- И в "Мишени" Александра Зельдовича, где я играю прототип Вронского, и в "Анне Карениной" для меня это очень дорогие роли. Когда мы только начинали снимать, текст Толстого и исторические костюмы, как мне казалось, требовали чего-то особенного - я даже ходил по-другому. Плечи высоко держал. Карен Георгиевич меня вернул на землю. Сказал, мол, Виталий - не надо, они - обычные ребята. Мне даже показалось, что удивительно быстро сняли все, что касается Каренина. В "Белом тигре" съемка заняла больше времени.

Мне кажется, что я в жизни не очень ревнивый человек. Но играл Отелло, Арбенина - это в театре. И здесь - Каренин. Мне очень нравится, что Каренин в нашем фильме не ломает мебель, не крушит зеркала. Все идет через внутренние впечатления, и это меня порадовало. Я, когда посмотрел фильм, сказал себе: "Молодец, Кищенко!"

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Наше кино Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Кино и ТВ с Сусанной Альпериной
Добавьте RG.RU 
в избранные источники