1 июля 2018 г. 16:19
Текст: Андрей Смирнов (кандидат исторических наук)

Клин клином

Восемь дней в июле 1943 года решили судьбу Курской битвы и стратегической инициативы в Великой Отечественной войне
К середине 1943 года на советско-германском фронте сложилось равновесие сил.
На Курской дуге. 1943 год. Фото: Laski Diffusion/Getty Images
На Курской дуге. 1943 год. Фото: Laski Diffusion/Getty Images

Вермахт потерял целую армию под Сталинградом и отдал почти все территории, занятые летом - осенью 1942 года.

Но в марте 43-го выиграл сражение под Харьковом. Устоял под Мгой и Старой Руссой, на Смоленщине и Тамани...

Численное превосходство Красной Армии все возрастало.

Но выучка солдат и офицеров была выше у немцев.

Вырос моральный дух Красной Армии. Типичной стала картина, сложившаяся в 95-й гвардейской стрелковой дивизии: более половины состава стрелковых рот - "молодежь 1924-1925 гг. рождения (17-19 лет)", "решительно настроена на победу в предстоящих боях"1.

Но столь же решительно перед Курской дугой были настроены их немецкие ровесники. Они "были готовы на все. Некоторые взводы несли знамена, на которых выделялись золотые буквы надписей: "Молодые львы" или "Мир принадлежит нам"2...

Все эти обстоятельства и определили ход и исход начатой 5 июля 1943 года немцами операции "Цитадель".


Карта боевых действий операции "Цитадель".

"Цитадель"

Сил для наступления, которое могло решить исход войны, у рейха уже не было. "Цитаделью" он лишь собирался нанести "Советам" как можно больше потерь - дабы оттянуть свою гибель...

А для этого срезать огромный выступ в линии фронта - Курскую дугу. Чтобы попали в окружение и погибли два фронта - Центральный (генерал армии Константин Рокоссовский) и Воронежский (генерал армии Николай Ватутин).

Удар под основание северного фаса дуги, от Орла, по армиям Рокоссовского, планировалось нанести 9-й армией (генерал-полковник Вальтер Модель). А под основание южного фаса, от Белгорода, по армиям Ватутина - 4-й танковой армией (генерал-полковник Герман Гот).

Преодолев километров по 90, по 100, они должны были соединиться в районе Курска...

Но то, что войска на Курской дуге просто напрашиваются на окружение, было ясно и Сталину с Жуковым.

И в выступе создали мощнейшую оборону.

Четыре полосы. Каждая из 2-3 позиций.

Каждая позиция - из 1-5 линий траншей, множества дзотов и орудийных окопов.

Перед позициями - минные поля.

А к востоку от Курской дуги был сосредоточен в резерве целый фронт (Степной)!

У врага таких сил не было. Но он привлек к "Цитадели" свыше 80 процентов имевшейся у него на Восточном фронте авиации и новую бронетехнику3.


Диорама "Курская битва. Белгородское направление". Фрагмент. / ТАСС

5 июля. Прелюдия

"День 5 июля в обычном понимании для нас так и не настал. [...] Раскаленный диск солнца то всплывал, то тонул в облаках пыли и гари. Низкий гул не прекращался. По мере приближения к передовым позициям он постепенно превращался в оглушающий пульсирующий грохот, в котором еле различались отдельные орудийные выстрелы, разрывы мин и снарядов. [...] Огромные клубы черного дыма и языки пламени обложили такое большое пространство, что определить линию фронта со стороны было невозможно" (бывший начальник политотдела корпуса Андрей Витрук)4.

"Небо в безраздельной власти немецких пикирующих бомбардировщиков. Они то летают друг за другом по замкнутому кольцу, то вытягиваются вереницей. Потом снова вертятся в хороводе, поочередно сбрасывая бомбы. Десятки таких хороводов кружат в небе. И снизу к ним вздымаются столбы дыма и пламени, летят куски лафетов, бревна..." (бывший член Военного совета армии Николай Попель)5.

Люфтваффе концентрируют свои силы, а советские истребители высылаются в воздух мелкими группами. Часть их впустую "утюжит воздух" там, где врага нет.

Сами группы (и даже пары) плохо слетаны. И в бою распадаются.

И немец бомбит почти безнаказанно.

"[...] Трупы некуда было девать, вокруг большая рожь горит, день превратился в ночь, ничего не видно" (бывший командир зенитной батареи Решат Садрединов)6.

"Мы видим высоко вздымающуюся, плотную стену из огня, дыма и пыли. Этого уже не переживет никто. "Легкая атака", - так думаем мы" (немецкий пехотинец Фриц Бельке)7.


5 июля. Удар

Добротно выстроенная оборона живуча. "Только выбежав из окопа, уже падает наш комвзвода фельдфебель, 2 пулеметчика ранены, меня присыпает землей. Одним прыжком достигаем Оки, по балкам - на другой берег! Сильный огонь вынуждает нас свернуть вправо, в скудное поле. Над нашими головами визжат пули, по-пластунски и по-тюленьи между стерней мы достигаем края зернового поля и лежим в 50 м правее опорного пункта [...]" (Фриц Бельке)8...

Но в бой вступает и немецкая бронетехника.

Тяжелые танки "Тигр", а у Моделя и тяжелые самоходные орудия "Фердинанд". За ними - средние танки и самоходки.

Лобовую броню "тигров" и "фердинандов" советские танковые и противотанковые пушки не пробивают даже в упор. Только мины и тяжелая артиллерия обезвреживают эти чудища.

Так прокладывается путь пехоте.

"Что было дальше, я почти ничего не помню //..... В голове звучат взрывы, одни ближе, другие дальше, слышатся крики обезумевших людей [...] под приказы, еле доносящиеся из-за шума и облаков пыли, идя за танками" (бывший немецкий пехотинец Ги Сайер)9.

К концу дня Модель продвигается на семь километров.

Гот - на 8-15. (Танков у него больше, а плотность сил и средств обороны перед ним меньше.)

Первая полоса обороны прорвана. Осталось три.


Перед атакой. Расчет 76-мм пушки УСВ. / ТАСС

6 июля. Моря огня

"Под нами - море огня. Дым поднимается на большую высоту: в кабине чувствуется запах гари" (летчик-истребитель Иван Кожедуб)10.

"К концу первого дня битвы и в начале второго запах пороха был ощутим даже на высоте 2-3 тысячи метров" (летчик-истребитель Георгий Баевский)11.

Это войска Гота столкнулись со вторым эшелоном Ватутина - 1-й танковой армией.

"Несмотря на беспрерывную бомбежку и артиллерийский огонь противника, тов. Шаландин в течение 10 часов героически вел бой. [...] Тов. Шаландин сгорел в танке на том самом месте, где было приказано держать оборону его взводу" (из наградного листа на 18-летнего лейтенанта Вальдемара Шаландина, подписанного командиром батальона)12...

В 1-й танковой быстро решают окопать танки и обороняться. А вот 2-я танковая - резерв Рокоссовского - еще долго пытается нанести контрудар.

Но атаковать в лоб "тигры" и "фердинанды" - самоубийство. Их пушки поражают Т-34 и Т-70 с запредельных для тех дистанций - с 2000 метров...

"Машину Шевцова [...] подожгли немецкие танки, экипаж вместе с командиром сгорел. Зайцев и Кроливцев со своей машиной ранены, сейчас в госпитале. Поплавский и Середа в этот момент тоже сгорели с машиной, это за 5-е число. Дальше, за 6.VII: машина ст. лейтенанта Плишина вместе с экипажем сгорела от прямого попадания бомб, машина Елина сгорела в атаке со всем экипажем, машина Вьюнникова сгорела в атаке со всем экипажем. Машина Дмитриева сгорела со всем экипажем" (из письма танкиста Зузика своему командиру роты в госпиталь)13...

Боевые группы Моделя (танки, мотопехота, артиллерия и саперы) продвигаются еще километра на три.

Боевые группы Гота неустанно ищут слабые места обороны - и на прохоровском направлении прорывают уже вторую ее полосу.


Отдых после боя. / РИА Новости

7 июля. Маневры боем

Чуть что - враг вызывает авиацию.

"Там "сваливаются" в пике Ю-87, там отбиваются от атак наши "илы", выше, на встречно-пересекающихся курсах, видны "пешки" и "хейнкели", там и тут, сверкая очередями, поодиночке и парами, звеньями и эскадрильями проносятся истребители. Горящая земля закрыта клубами гари и пыли, на многие сотни метров поднимаются в небо бесчисленные дымы, пересеченные косыми росчерками горящих самолетов" (летчик-истребитель Федор Архипенко)14.

"В полку нас, обстрелянных летчиков, было процентов 50-60, остальные - молодежь. Почти все они погибли... [...] Уже через пару дней они оказывались в такой рубке, где невозможен был щадящий режим..." (Георгий Баевский)15.

Но советское командование непрерывно маневрирует артиллерией - подкрепляя опасные участки.

Саперы ставят все новые и новые мины на пути "тигров" и "фердинандов"...

И Модель проползает лишь три километра - выйдя к поселку Поныри.

Готу приходится расширять участок прорыва к западу - к реке Пена...

"К вечеру третьего дня непрерывного боя, во время которого нам удалось сомкнуть глаза лишь на полчаса, не более, мы совершенно обезумели: нам казалось, что мы способны на все" (Ги Сайер)16...


8 июля. Контрудары

"Все дни Курской битвы - это боевая работа на предельном режиме моторов, сил, нервов" (Георгий Баевский)17.

"Могу сказать, что Курскую битву на белгородском направлении по воздействию на психику человека даже сравнить нельзя с учением в районе Тоцкого (в 1954 году. - Авт.), хотя там и была взорвана атомная бомба" (бывший командир танковой роты Борис Иванов)18.

Танки, самоходки и бронетранспортеры Моделя стянуты западнее Ольховатки. Их скопление принимают за не отмеченную на карте деревню!

"1-я и 7-я батареи погибли, ввожу в бой свой последний резерв - 2-ю батарею. Прошу помочь боеприпасами. Или устою, или погибну. Рукосуев" (из радиограммы командира истребительной бригады Вениамина Рукосуева)19.

И артиллеристы погибают - но отбивают четыре атаки броневого кулака!

Лишь западнее, у Тёплого, враг прогрызает-таки вторую полосу обороны Рокоссовского. Но продвижение за день - всего два километра...

На южном фасе - хуже.

Контрудары свежих танковых корпусов отражены. Вторая полоса обороны Ватутина прорвана и на обоянском (то есть прямо на Курск) направлении. Осталось две.


9 июля. Вклинивание

"Орел и Белгород, Орел и Курск, милые места, где родится самородный жемчуг русской речи, который так бережно, зерно к зерну, нанизывал Тургенев. Соловьям бы свистать в тамошних рощах да девушкам покосные песни петь в эту пору! Чадом и скрежетом застланы дорогие нашему сердцу места. Сжав зубы, вся страна слушает, как со злым урчанием выползают из своих нор вражеские железные гады на исконные наши земли. Но она слышит и грохот пушек наших, что дырявят германскую броню, и нет нынче музыки слаще уху русского человека..." (писатель Леонид Леонов, для газеты "Известия")20.

Огромные клубы черного дыма обложили такое пространство, что определить линию фронта невозможно...

Идут яростные бои на реке Пена.

За Тёплое. За Поныри. "Мы никогда не забудем эту деревню" (ветераны 292-й пехотной дивизии вермахта)21...

Немцы продвигаются к Обояни. В бинокль уже можно различить ее постройки.

Общая глубина вклинивания тут уже 35 километров (у Моделя - 15)...


10 июля. Кульминация на севере

На северном фасе наступает кульминация сражения!

Вновь собранный Моделем броневой кулак вновь бьет на Тёплое.

Только до 14.30 - шесть атак!

Рев и грохот такой, что не слышно команд. Невозможно вынести раненых...

"Адский концерт, уничтожение, уничтожение с обеих сторон..." (Фриц Бельке)22.

Но продвижение Моделя минимально.

Он выдыхается! Кое-где даже отходит на исходные позиции.

"Раненые прибывали в отличном настроении.

- Не поддаемся. Ни шагу не отступаем, как он ни бесится. Он танки, и мы танки. Самолетов наших тучи!" (бывший хирург полевого госпиталя Николай Амосов)23.

Однако Гот прорывается за Пену. И направляет 2-й танковый корпус СС на северо-восток - на Прохоровку.

А там оборонительные позиции самые слабые....


11 июля. На Прохоровку!

"Пять дней работали и слушали артиллерию, расспрашивали раненых: "Как там?" Был страх - вдруг наши не удержатся. Но нет, все хорошо. Канонада стала стихать, поступления раненых почти прекратились... Устояли!" (Николай Амосов)24.

Да, Модель отчаялся прорваться к Курску!

Он еще ведет бои - но только чтобы сковать противника.

Однако на южном фасе эсэсовцы продвигаются к Прохоровке.

Форсируют Псёл. Оттеснив при этом подошедшую 5-ю гвардейскую армию Степного фронта...

К Прохоровке движется и 3-й танковый корпус армейской группы "Кемпф" (генерал танковых войск Вернер Кемпф) - прорвавший фронт южнее Курской дуги и повернувший на север, на помощь Готу.

"От густой копоти и мы, пехота, были похожи на кочегаров, непрерывно кидающих в топку уголь, в бешеном темпе, в дыму горящих танков, взрывов снарядов, стрельбы всех видов оружия... [...] Каждый, обливаясь потом, в своем окопе и на своем метровом участке методично делал свою работу, как в гигантском цехе, уже забыв о страхе, отдавшись на волю случая: убьет или не убьет" (бывший минометчик Мансур Абдулин)25.

Третья оборонительная полоса Ватутина прорвана.

Осталась одна.

Но к Прохоровке подходит и 5-я гвардейская танковая армия Степного фронта.

Близится кульминация сражения на южном фасе дуги.


Довоевался... / ТАСС

12 июля. Кульминация на юге

5-я гвардейская танковая наносит контрудар под Прохоровкой.

В спешке, почти без поддержки артиллерии, не имея данных о противнике.

А противник - перешел к обороне. И встречает атаки огнем с места.

"Над полем боя висела пелена дыма и пыли. Из этого ада продолжали выкатываться все новые и новые группы русских танков. На широком склоне их расстреливали наши танки. [...]

Горящие Т-34 сталкивались друг с другом. Повсюду были огонь и дым, удары снарядов и взрывы. Т-34 пылали, а раненые пытались отползти в сторону" (бывший командир танковой роты Рудольф фон Риббентроп)26.

"Все горело. Над полем боя стоял непередаваемый смрад. Все было закрыто дымом, пылью, огнем так, что, казалось, наступили сумерки" (бывший командир танкового взвода Василий Брюхов)27.

Вместо продвижения - огромные потери. Только батальон майора Петра Иванова прорывается на пять километров - в совхоз "Комсомольский".

Но подмоги нет.

Майор и его экипажи сгорают в своих "тридцатьчетверках"...

Однако корпус СС остановлен.

А главное, начинается операция "Кутузов" - наступление Западного и Брянского фронтов на Орловской дуге. В тыл Моделю!

И за два дня до этого, 10 июля, англичане и американцы высаживаются на Сицилии...

Все это вынуждает Гитлера остановить "Цитадель".


P.S. Гот и Кемпф атакуют еще и 13 - 16 июля - но лишь с целью улучшить свои позиции.
А стратегическая инициатива навсегда переходит к Красной Армии.
Это она теперь определяет, где и когда ей наступать. А враг лишь ломает голову, как парировать удары...
Завершается коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.


1. См.: Замулин В. Н. Прохоровка - неизвестное сражение великой войны. М., 2006. С. 125.
2. Сайер Г. Последний солдат Третьего рейха. М., 2002. С. 201.
3. Горбач В. Над Огненной Дугой. Советская авиация в Курской битве. М., 2007. С. 14.
4. Витрук А. Броня против брони // Военно-исторический журнал. 1983. N 6. С. 76.
5. Попель Н. К. Танки повернули на запад. М.; СПб., 2001. С. 131-132.
6. Драбкин А. В. На войне как на войне. М., 2012. С. 115.
7. Бельке Ф. Дневник солдата. Ржев, 2002. С. 75.
8. Там же.
9. Сайер Г. Указ. соч. С. 220.
10. Кожедуб И. Н. Верность Отчизне. М., 1969. С. 271.
11. Баевский Г. А. С авиацией через ХХ век. М., 2001. С. 86.
12. Цит. по: Замулин В. Н. Курская битва. 70 лет мифов и легенд. М., 2016. С. 54.
13. "Огненная дуга": Курская битва глазами Лубянки. М., 2003. С. 80-81.
14. Архипенко Ф. Ф. Записки летчика-истребителя. М., 1999. С. 66.
15. Баевский Г. А. Указ. соч. С. 87.
16. Сайер Г. Указ. соч. С. 221.
17. Баевский Г. А. Указ. соч. С. 90.
18. Иванов Б. П. Атомный взрыв у поселка Тоцкое // Военно-исторический журнал. 1991. N 12. С. 81.
19. Цит. по: Казаков В. Разгром гитлеровцев под Курском // Новое время. 1961. N 27 (841). С. 5.
20. Леонов Л. М. Слава России // Леонов Л. М. Собр. соч. В 9 тт. Т. 8. М., 1962. С. 211.
21. Карель П. Восточный фронт. Кн. 2. Выжженная земля. 1943-1944. М., 2003. С. 28.
22. Бельке Ф. Указ. соч. С. 80.
23. Амосов Н. Записки военного хирурга // Наука и жизнь. 1974. N 1. С. 75.
24. Там же.
25. Абдулин М. Г. 160 страниц из солдатского дневника. М., 1985. С. 83.
26. Цит. по: Соколов Б. В. Красная Армия против войск СС. М., 2008. С. 192-193, 194.
27. Драбкин А. Я дрался на Т-34. М., 2005. С. 195.