Новости

27.11.2018 17:56
Рубрика: В мире

Кого испугался Порошенко

Зачем Рада ввела военное положение для половины украинцев
В понедельник президент Украины Петр Порошенко потерпел одно из самых болезненных политических поражений в карьере. Хотя Верховная рада и проголосовала за предложенный им закон о введении военного положения (ВП), то, в каком виде был принят итоговый документ и как происходили парламентские дебаты, предельно ясно продемонстрировало истинный вес Порошенко в мировой и, что для него еще хуже, внутренней украинской политике. Этот вес с вечера понедельника стремится к нулю, и вновь стать тяжеловесом Порошенко может только посредством очередной, как можно более страшной провокации. Иных способов продлить свою власть у него не осталось.
Украинские радикалы устроили свою акцию прямо у стен Верховной рады во время голосования. Фото: EPA Украинские радикалы устроили свою акцию прямо у стен Верховной рады во время голосования. Фото: EPA
Украинские радикалы устроили свою акцию прямо у стен Верховной рады во время голосования. Фото: EPA

Закон о введении ВП на территории Украины местный парламент обсуждал более пяти часов - с привычным блокированием трибуны, стычками и нецензурной бранью. Казалось бы, план украинского верховного главнокомандующего был беспроигрышным: "акт неприкрытой агрессии", "страна-агрессор", "нарушение территориальной целостности страной-агрессором" и прочие обязательные формулировки из словаря украинского патриота, составлявшие дух и букву президентского указа вместе с решением Совета национальной безопасности (СНБОУ), должны были подействовать на народных депутатов Украины как условный сигнал на собаку Павлова. Поэтому введение военного положения на всей территории вместе с ограничением основных гражданских прав и свобод и, главное - с отменой предстоящих президентских выборов - по идее, должны были приниматься автоматически. Однако украинские депутаты внезапно вспомнили, что они не подопытные организмы, на время заглушили свой патриотический инстинкт и принялись отстаивать собственные (в процессе обсуждения даже прозвучало слово "шкурные") интересы.

Украинские народные избранники лучше многих западных политиков и экспертов осознали, зачем Петру Порошенко понадобился прорыв трети боеспособных украинских кораблей в российские территориальные воды и их неизбежное задержание. Естественно, никто из поднимавшихся в ходе экстренного заседания Верховной рады на парламентскую трибуну не использовал уничижительных слов в адрес моряков, которые собственную жизнь поставили выше интересов Петра Порошенко. Разочарование в их "героизме", безусловно, наступит позже, по мере попадания в украинское новостное поле подробностей бесславной для военно-морских сил Украины (ВМСУ) баталии, которые обнародует ФСБ России. Подспудно понимая это, про задержанных моряков, как и про бронекатера - еще недавно красу и гордость ВМСУ, построенную на принадлежащем Порошенко заводе "Ленинская кузня" - выступавшие старались не вспоминать. Гордиться действительно нечем: Черноморский флот России даже не участвовал в погоне и блокировании, пограничная стража ФСБ исчерпывающе показала, чего стоит украинский "москитный" флот.

Куда больше народных депутатов возмущало не "государство-агрессор", а агрессивное намерение президента "ввести немножко диктатуры", как выразилась вице-спикер от партии "Самопомощь" Оксана Сыроед. Выступления депутатов от коллективной оппозиции - "Батькивщины" Юлии Тимошенко, радикалов Олега Ляшко, блокировавших трибуну, расколовшегося Оппозиционного блока, "Самопомощи", представителей разрозненных депутатских групп и одномандатных депутатов звучали в унисон: Порошенко не объявлял ВП в 2014 году, во время погрома украинской армии в оперативных котлах на Донбассе, не вспоминал о нем во время разгрома ополченцами украинской группировки в Дебальцево в феврале 2015 года, не рассматривался этот вопрос и позже, по сходным печальным поводам. И все это время Украина, ведомая бизнесменом Порошенко, не разрывала дипломатических отношений с Россией, не прекращала трансграничную торговлю и не вводила визовый режим, как они - истинные патриоты Украины, в отличие от "некоторых государственных деятелей" - того от президента требовали. Порошенко вспоминали "свечной заводик" в Липецке, коррупционные военные заказы, "предательские" Минские соглашения и иные прегрешения перед памятью Бандеры и Шухевича. Обязательной деталью десятков депутатских выступление были и апелляции к общечеловеческим правам: та же Тимошенко перечислила все статьи конституции, которые президент, исходя из первой редакции закона, собрался отменить - от неприкосновенности жилища до свободы совести.

Слушая это, Порошенко должен был физически ощущать как его "пивной" рейтинг понижался до "кефирного" - то есть, в пределы социологической погрешности.

Голосование в парламенте Украины сопровождалось непременными драками и нецензурной бранью

Впрочем, в этот момент Порошенко в Раде отсутствовал, хотя его прочувствованная речь была запланирована. Президент вел телефонные переговоры с "западными партнерами". Дословно неизвестно, что они ему сказали, но по результатам общения концепция резко поменялась - ВП предложено было вводить только на месяц, не на всей территории и попутно закрепить решением парламента дату первого тура президентских выборов - 31 марта 2019 года, перенести которую невозможно. Из метаний Порошенко наблюдатели сделали вывод, что провокацию в Керченском проливе он с администрацией Трампа не обсуждал точно, как и, например, скандальное "убийство Бабченко". Запоздалая и, можно сказать, вялая реакция Трампа и коллективной Европы на инцидент в проливе только укрепила украинских политиков во мнении, что с понедельника Порошенко - "хромая утка". Резкого усиления антироссийских санкций и американских авианосцев в мелководных азовских портах Киеву, очевидно, ожидать не приходится.

Порошенко все-таки появился вечером в Раде, чтобы произнести эмоциональный спич, который прерывался из зала выкриками "брехло!" и прямыми оскорблениями в адрес президента и его "подстилок". Последнее оскорбление адресовалось вице-спикеру Ирине Геращенко и вызвало у известной своей истеричностью дамы почти эпилептический припадок "национального достоинства".

За что в итоге проголосовала Рада: военное положение - в очень урезанном виде, практически формально, как и божился с трибуны Порошенко - вводится только в десяти областях Украины, граничащих с Россией и Приднестровской Молдавской Республикой, а на его идее переноса выборов поставлен крест: дата первого тура закреплена законодателями и обсуждению не подлежит. В конце концов, полностью отказаться от режима военного положения большинство украинского парламента не могло себе позволить - иначе какие же они "патриоты". Но максимально обезопасить себя от Порошенко и выхолостить его планы им удалось.

Примечательно, что ВП объявлено в базовой для Порошенко Винницкой области - вероятно, потому что кроме президента здесь серьезные позиции имеет премьер Владимир Гройсман, соблюдающий вассальные обязательства лишь формально. И главное, ВП не вводится на территории Крыма - по-прежнему неотъемлемой части Украины, как утверждают украинские политики, у берегов которого ВМСУ и нашли свой непосредственный позор. Скорее всего, Киев задним числом впишет полуостров в список опальных регионов - ведь потешные органы власти "украинского Крыма" существуют и возбуждают вполне реальные уголовные дела, например, против редактора агентства "РИА Новости-Украина" Кирилла Вышинского. Но пока Верховная рада по умолчанию признала Крым российской территорией, впервые за четыре с лишним года. В качестве моральной компенсации Порошенко вводит ВП на границе с Крымом - наверное, в том числе, чтобы обрезать не иссякающий поток украинских туристов на курорты российского полуострова, неприятно впечатлившие киевские власти в этом году.

Свою выгоду даже от такого, урезанного военного положения Порошенко все-таки получит. Легко заметить, что военное положение, позволяющее в ручном режиме влиять на местные власти, СМИ, территориальные избирательные комиссии и экономику регионов, введено именно там, где Порошенко даже при максимальном пропагандистском накале гарантированно не получит поддержки. Это область зверски подавленной "Русской весны" - территория исторической Новороссии, берущая в тот самый "котел" практически весь центр Украины. Именно здесь свои голоса должна получить антифашистская, центристская, выступающая за мир с соседями и отказ от губительного национализма оппозиция и единый кандидат Юрий Бойко. И поэтому здесь будет фактически вводиться военная диктатура, а "командированные" из западных регионов нацистские банды заменят собой правоохранительные органы. Здесь следует ожидать "поездов дружбы" с боевиками, которые прорывались в начале девяностых в Крым. Итог тех попыток сделать крымчан "свидомыми украинцами" известен и вполне красноречив. Десять нелояльных Киеву областей теперь де-факто присоединены к "серой зоне" - контролируемым украинской армией остаткам Донецкой и Луганской областей, где и без того действуют военные администрации и единственной властью является пьяный неонацист с автоматом и армейским билетом Вооруженных сил Украины (ВСУ).

При этом традиционные регионы, где собирала свою жатву голосов Юлия Тимошенко, - Днепропетровская, Черниговская, Черкасская области - избежали опалы. Закономерный вопрос: кого на самом деле больше опасается действующий президент - той, которую ему усиленно навязывают в основные соперники и мало отличаемую от Порошенко на уровне лозунгов и заявлений, или все-таки доктринально иного юго-востока страны и его кандидата. Судя по географии военного положения, Юрия Бойко он в реальности боится больше Тимошенко. Нужно понимать, что, несмотря на пусть и самый высокий, но далеко не убедительный рейтинг Тимошенко в каких-то 15 процентов, ее антирейтинг - количество людей, ни при каких условиях не голосующих за нее - значительно превышает 50 пунктов. В отличие от Бойко, не несущего такого негатива и способного привлечь как людей, с самого начала не принявших государственный переворот, так и поначалу очарованных "майданом", но потерявших веру в "национальное строительство" и "евроинтеграцию" из-за обнищания, откровенной лжи и возмутительного воровства киевской верхушки. Иными словами, Бойко сегодня выступает кандидатом от украинских реалистов, единственный из всех, кто объявил о своих президентских амбициях. Сложно оспорить утверждение, что на самом деле большинство граждан Украины, как и все нормальные люди, сегодня желают прекращения развязанной на "майдане" войны, покоя и хотя бы относительной стабильности, позволяющей строить планы на будущее без необходимости эмиграции. И эти простые человеческие надежды ни Тимошенко, ни Порошенко удовлетворять не собираются, продолжая внутривидовую борьбу на поле дикого национализма. То, что сама Юлия Тимошенко проголосовала в итоге за введение ВП в недружественных для нее регионах - лишнее тому подтверждение.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Инфографика "РГ": Антон Переплетчиков / Павел Дульман
В мире экс-СССР Украина Провокация Украины в Керченском проливе Политический кризис на Украине