«РГ» представляет
проект «Социальный банк вопросов по COVID-19»

Здесь вы можете задать вопросы на любую тему, связанную с новой коронавирусной инфекцией, мерами поддержки населения, медиков и бизнеса.

Вам ответят ведущие специалисты Минздрава, Минэкономразвития, ЦБ, Роспотребнадзора, Пенсионного фонда России, Фонда обязательного медицинского страхования и других ведомств.

Задать вопрос
Новости проекта
Всемирный банк оценил влияние вакцины на экономику России
Если начавшаяся вакцинация окажется эффективной в борьбе против COVID-19, экономика России выйдет на путь устойчивого восстановления: в 2021 и 2022 годах рост ВВП составит 2,6% и 3% ВВП, а уровень бедности уже в 2021 году снизится ниже докризисного, прогнозирует Всемирный банк.
Медработник вводит вакцину от коронавируса "Спутник V" в прививочном пункте по вакцинации от COVID-19 в городской поликлинике № 191 в Москве.  Фото: Илья Питалев / РИА Новости Медработник вводит вакцину от коронавируса "Спутник V" в прививочном пункте по вакцинации от COVID-19 в городской поликлинике № 191 в Москве.  Фото: Илья Питалев / РИА Новости
Медработник вводит вакцину от коронавируса "Спутник V" в прививочном пункте по вакцинации от COVID-19 в городской поликлинике № 191 в Москве. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Однако при более резком всплеске новых случаев заболевания, который сохранится и во второй половине 2021 года и приведет к новым жестким ограничениям, рост ВВП составит 0,6% в 2021 году и 2,8% в 2022 году, говорится в новом докладе Всемирного банка об экономике России. ВБ также улучшил прогноз по ВВП России за 2020 год до -4% (с сентябрьских -5%).

"Если безопасность и эффективность вакцины или поддержка вакцинации населением окажутся ниже ожиданий, это также может затормозить процесс восстановления экономики, - указывают авторы доклада. - Перспективы роста российской экономики могут ухудшить новые санкции. Банки могут столкнуться со значительным снижением качества активов, падением рентабельности и капитализации, в том числе, вследствие перегрева ипотечного рынка. Недавно Банк России продлил до конца июня 2021 года регуляторные послабления в отношении признания убытков от обесценения активов. При том что эти меры должны снизить регуляторное давление и позволить банкам накопить больше прибыли для компенсации роста проблемных кредитов, они также приведут к более позднему признанию неизбежных и дорогостоящих потерь".

Наращивание расходов из бюджета и значительные резервы, с которыми Россия встретила кризис, помогли ограничить его влияние, отмечает Всемирный банк. Он оценивает объем предпринятых Россией антикризисных мер в 4% ВВП (свыше 4 трлн руб.). Без этих мер доля бедных в населении страны выросла бы в результате коронакризиса до 14,2% (уровень бедности вырос с 12,3% в конце 2019 года до 13,2% во втором квартале 2020 года).

Запланированное снижение бюджетных расходов (в 2021-2022 годах Россию ожидает более глубокая бюджетная консолидация, чем в других сравнимых странах) станет тормозить экономический рост, указывает Всемирный банк. "С учетом относительно небольшого объема государственного долга страны, значительных макрофискальных буферных резервов и ожидаемого довольно умеренного ускорения роста, у России есть определенное бюджетное пространство для более постепенной бюджетной консолидации", - отметил главный экономист Всемирного банка по России Апурва Сангхи. По мнению ВБ, это позволило бы увеличить расходы на поддержку населения и регионов.

Согласно закону о бюджете, Россия сведет к минимуму использование резервов в ближайшие три года, а уже в 2022 году бюджетный дефицит должен сократиться до 1% ВВП (с 4,4% в 2020 году). Это означает постепенное сворачивание антикризисной поддержки со стороны бюджета.

Фактическая бюджетная поддержка в России оказалась меньше среднего уровня по развитым странам, но примерно такой же, как в сопоставимых с Россией странах. Несмотря на это, отмечает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, кризисный спад производства в России будет меньше среднего уровня, наблюдаемого в других странах. "Можно предположить, что для нашей страны высокие антикризисные расходы из бюджета не являются решающим фактором противодействия кризису, - говорит он. - Мне кажется, что небольшое увеличение государственных инвестиций и дополнительная поддержка некоторых групп населения была бы желательна, но, вероятно, правительство учитывает высокую неопределенность ситуации сразу по многим направлениям: в части дальнейшего течения пандемии, цен на нефть, новых санкций и т.д. В такой ситуации имеет свои резоны осторожная политика, минимизирующая риски и обеспечивающая доверие инвесторов".

Член-корреспондент РАН, директор Института народнохозяйственного прогнозирования Александр Широв считает, что об активном восстановлении экономики можно говорить только при комбинации заимствований на финансирование текущих расходов и использования средств ФНБ для поддержки инвестиций. "Дефицит бюджета является важным источником перераспределения ресурсов и сигнализирует об определенном доверии к экономической политике государства и его ценным бумагам. В российских условиях есть и дополнительные преимущества расходов за счет бюджетного дефицита, - отмечает он. - Во-первых, можно проводить антикризисную политику, как, собственно, в этом году и делает правительство (например, расходы федерального бюджета в январе-ноябре выросли на 27,6%). Во-вторых, государственные облигации в текущих условиях становятся привлекательным направлением вложений свободных средств для банков".