«РГ» представляет
проект «Социальный банк вопросов по COVID-19»

Здесь вы можете задать вопросы на любую тему, связанную с новой коронавирусной инфекцией, мерами поддержки населения, медиков и бизнеса.

Вам ответят ведущие специалисты Минздрава, Минэкономразвития, ЦБ, Роспотребнадзора, Пенсионного фонда России, Фонда обязательного медицинского страхования и других ведомств.

Задать вопрос
Новости проекта

Главврач московской больницы назвал вакцинацию защитой от смерти

Вынужденные каникулы в столице остались позади, но пандемия продолжается. А вместе с ней - и борьба за жизнь и здоровье горожан, зараженных опасным вирусом. Что помогает и что мешает врачам в спасении пациентов? Как удается выстоять им самим, вот уже полтора года работая в красных зонах? И в то же время не останавливать и плановую медицинскую помощь москвичам, которые, как и до пандемии, болеют не только COVID-19, но и многими другими болезнями? Об этом беседа корреспондента "РГ" с главным врачом городской клинической больницы № 67 Андреем Шкодой.
Андрей Шкода: Все, кто оказывается в реанимации, между жизнью и смертью, говорят: знал бы, привился… Фото: Сергей Михеев/РГ Андрей Шкода: Все, кто оказывается в реанимации, между жизнью и смертью, говорят: знал бы, привился… Фото: Сергей Михеев/РГ
Андрей Шкода: Все, кто оказывается в реанимации, между жизнью и смертью, говорят: знал бы, привился… Фото: Сергей Михеев/РГ

Андрей Сергеевич, Москва, как и вся страна, уходила на каникулы, чтобы прервать цепочку заражений. В результате меньше стало в больнице пациентов?

Андрей Шкода: Заметно меньше, как и в целом по городу. Прерывание цепочек заболеваемости всегда уменьшает количество заражений. Это научно доказанный факт. В эффективности этого способа мы убеждались и прежде, когда большая часть предприятий города прекращала работу, закрывались магазины, рестораны, развлекательные центры, а жители начинали соблюдать домашний режим.

В условиях пандемии пациенты с неинфекционными заболеваниями продолжают получать плановую и экстренную медицинскую помощь. Это стало возможным благодаря тому, что для лечения ковидных больных появились временные госпитали? Такие, как, например, у вас в Ледовом дворце "Крылатское"?

Андрей Шкода: Да, действительно в Москве работает целая сеть резервного коечного фонда. Решение о ее создании, принятое правительством Москвы, на мой взгляд, было очень правильным и своевременным. В результате здравоохранение получило дополнительные койки для пациентов с COVID-19 не только в Крылатском, но и на ВДНХ, конгрессно-выставочном центре "Сокольники", торговом центре "Москва", на территории городской клинической больницы № 40 в Коммунарке. Временными их назвать трудно - это полноценные больницы. В Крылатском, например, есть два компьютерных томографа, лабораторная и ультразвуковая службы, отделение реанимации, палаты интенсивного наблюдения, все условиями для комфортного пребывания пациентов. Для работы в нем подготовлено необходимое количество медицинского персонала. В итоге в нашей больнице функционирует 2200 ковидных коек и около 1200 коек для нековидных пациентов, что позволяет оказывать помощь как экстренным больным, так и плановым.

Фото: Сергей Михеев/РГ

В том числе и высокотехнологичную?

Андрей Шкода: Да. Более того, за шесть месяцев в этом году мы выполнили годовую программу по оказанию высокотехнологичной помощи, в рамках которой сделано по бюджетным квотам более 2 тысяч операций. На их долю у нас приходится до 25-30 процентов всех операций, проведенных в больнице. Если же считать с учетом ОМС, то таких сложных операций по самым разным направлениям - по оказанию офтальмологической, хирургической, травматологической помощи, сделано даже больше.

Особенно эффективно работает золотое звено нашей клиники - Московский городской спинальный центр, которым руководит известный не только в стране, но и в мире нейрохирург Дмитрий Дзукаев. Этот центр в прошлом году открылся после масштабного капитального ремонта, проведенного под руководством департамента здравоохранения города. В ходе модернизации его оснастили лучшим оборудованием, которое есть сейчас в мировой практике. И теперь, работая по новейшим медицинским технологиям, специалисты центра оказывают москвичам помощь мирового уровня, такого нет даже в лучших клиниках Европы. Именно такую оценку дал нам мэр Сергей Семенович Собянин, посетивший центр во время завершения ремонтных работ. Могу сказать: в этом году, несмотря на пандемию, в обновленном спинальном центре выполнено уже 800 сложнейших нейрохирургических операций вместо 600 в 2020-м.

Фото: Сергей Михеев/РГ

Вернемся к борьбе с коронавирусом. Скажите, пожалуйста, что отличает коронавирусных пациентов первой волны от тех, что поступают в больницу сегодня?

Андрей Шкода: Я скажу скорее, что их объединяет. И те, и другие очень тяжелые больные. Неважно: пожилые они или молодые. Болезнь протекает очень агрессивно. Это вынуждает нас увеличивать количество коек как реанимационных, так и интенсивного наблюдения, принимать все меры, чтобы сдержать распространение инфекции и в конечном счете победить.

Пациенты поступают тяжелыми, потому что поздно обращаются за помощью?

Андрей Шкода: Все пациенты реанимации - люди непривитые. Оказываются в этом отделении практически все, кто имеет какие-то сопутствующие хронические заболевания. И вот тут то, между жизнью и смертью, они говорят: знал бы, привился. Но ведь о том, чем чревато отсутствие вакцинации, сколько уже сказано за полтора года пандемии! Удивительно это безалаберное, безответственное отношение и к самим себе, и к окружающим.

Андрей Сергеевич, среди прогнозов по поводу, как пандемия будет развиваться дальше, звучат и достаточно пессимистичные. Например, такие: она будет продолжаться до тех пор, пока коронавирусом на переболеет каждый человек на планете. Поэтому возникает и вопрос: какой же смысл прививаться, если болезнь все равно настигнет?

Андрей Шкода: Ответ простой: да, переболеем, но не умрем. Болеем же мы гриппом иногда и два, и три раза в году, но остаемся живы. Так и коронавирус надо перевести в сезонное заболевание. И чем быстрее закончим вакцинацию, создадим коллективный иммунитет, тем лучше будем защищены. Люди перестанут погибать. Это главное. Считайте, что вакцина - это защита от смерти. Поэтому я не устаю всех призывать: пожалуйста, вакцинируйтесь.

Фото: Сергей Михеев/РГ

Меняются ли методики лечения коронавируса?

Андрей Шкода: Меняется вирус- меняется и течение болезни, а значит, и методики борьбы с ним. Практически каждую неделю городской клинический комитет реагирует на все новые вызовы и появляющиеся в мире новинки в лечении, и обновляет клинические рекомендации, по которым мы оказываем медицинскую помощь. Например, сейчас мы применяем моноклональные антитела, ковидный иммуноглобулин.

Коронавирус надо перевести в сезонное заболевание. И чем быстрее закончим вакцинацию, создадим коллективный иммунитет, тем лучше будем защищены

Как переживает эту затянувшуюся эпопею коллектив вашей больницы? В недавно опубликованном опросе приведены цифры, что длительная работа в красной зоне приводит врачей к эмоциональному выгоранию. 30 процентов опрошенных врачей заявили о желании уволиться. Еще 37 процентов - о том, что у них самих появились проблемы со здоровьем. Вы наблюдаете это у своих коллег?

Андрей Шкода: Как говорят психологи, чаще всего к эмоциональному выгоранию приводит монотонность. Мы занялись этой проблемой еще несколько лет назад и начали проводить ротацию кадров. Например, большая часть медсестер за это время стали универсальными - могут работать и манипуляционными сестрами, и перевязочными, и постовыми. Все это смена деятельности. То же самое происходит с врачами. Поработают они определенное время в ковидном центре, потом возвращаются в свое отделение, к своим пациентам. Это помогает всем нам избежать эмоционального выгорания.

Фото: Сергей Михеев/РГ

В ходе того же опроса многие участники говорили, что им было бы легче в нынешнюю трудную пору, если бы были удобные ординаторские, возможность комфортно перекусить, отдохнуть во время перерыва…

Андрей Шкода: Чтобы не быть голословным, я просто приглашаю вас к нам в Крылатское: сами посмотрите, насколько удобно там все устроено для медперсонала. И комфортные ординаторские, и прекрасные кафе, и зоны отдыха, где можно отдышаться, посмотреть телевизор. Летом есть куда выйти во время перерыва на улицу.

Не менее комфортные условия и для пациентов - удобные кровати, каждая с индивидуальной системой подачи кислорода и кнопкой вызова, здесь много воздуха, что немаловажно при коронавирусе, организовано качественное питание в ланч-боксах как для персонала, так и для больных. Для родственников пациентов работает колл-центр, который всегда даст им исчерпывающую информацию о состоянии близкого человека. Такой госпиталь - результат работы целой команды нескольких департаментов - здравоохранения, труда и социальной защиты, капитального ремонта, торговли и услуг, информационных технологий. В таких условиях мы просто обязаны были наладить совместную доброжелательную, профессиональную работу медиков.

Судя по множеству отзывов с самой высокой оценкой москвичей, которых вылечили в Крылатском, вам это удалось. И последний вопрос: что бы вы пожелали москвичам?

Андрей Шкода: Набраться терпения. Что такое наши сегодняшние ограничения? Просто логика здравого смысла, логика защиты и безопасности себя и своей семьи. Ну, не съездили этим летом на море. Велика ли беда? Обернитесь вокруг. Пройдитесь, посмотрите, сколько интересного рядом, особенно у нас, в Москве.

А вы гуляете?

Андрей Шкода: Конечно. У нас территория больницы - гектаров десять. По дороге домой иногда удается пройтись. Поверьте мне, как врачу: любые ограничения дают человеку большой заряд духа и, в конечном счете, помогают стать сильнее и счастливее.