Новости

14.01.2015 21:50
Рубрика: В мире

Третья Руина

Документальная дилогия: Украина: история далекая и современная
С тех пор как бандеровские отряды пересекли Днепр, лицом к лицу встретились Украина "донецкая" и Украина "галицкая". Парадокс, но в чем-то друг на друга они странно похожи. "Суржик", местный русский язык, густо пересыпанный украинизмами, чем не зеркальное отражение такого же "суржика" галичан, местного украинского языка, густо пересыпанного полонизмами? "Русификации - нет!", а в ответ адекватное эхо - "Украинизации - нет!" Близость восточных украинских территорий к России и обуславливает их требование выстраивать с ней свои особые отношения, но разве не то же самое происходит и на западных рубежах страны, у Европы под боком? Это сходство различий становится еще выразительней, если учесть ключевую роль восточных регионов в экономике Украины, а западных - в идеологии украинской государственности.

Тут и кроется поразительный феномен украинской новейшей истории. Всякий раз, когда в стране наступает кризис, вспыхивают споры о ее федерализации, и всякий раз упрямство регионов и центра обрекает ее на крах. Первой на Украине федеральную идею подняла на щит Галичина. А когда "оранжевая революция" 2004 года разбудила федеральные настроения и в восточных регионах страны, понятия "федералист" и "сепаратист" на Украине стали уже равнозначными.

Почему это произошло и как теперь вернуться к первоначальному смыслу?

Диссидент у власти

Нынешние украинские революционеры еще лежали в люльках, когда за спиной Вячеслава Чорновила, журналиста, кочегара, члена ПЕН-клуба, было уже 15 лет советских лагерей и 180 дней голодовок. Его имя академик Сахаров назвал среди тех, с кем хотел бы разделить свою Нобелевскую премию мира. Этому поколению - в советской истории оно запечатлелось как "диссидентское" - выпала особая судьба. Осенью 89-го Чорновил возглавил "Народный рух Украины за перестройку" (когда перестройка рухнула, остался просто НРУ), а еще через полгода был избран председателем Львовского областного Совета народных депутатов. Народ в его приемной толпился сплошь фуфаечно-сапожный да в серых бабьих платках, обращения друг к другу звучали как из прошлого - "пани", "пан", а единственный посетитель с папочкой под мышкой, казалось, забрел не туда. Я видел его этажом ниже, в приемной первого секретаря обкома КПУ Вячеслава Секретарюка, но там среди посетителей он ничем не выделялся. Моя очередь к "пану голове Рады" опять вслед за ним.

И вот разговор - ровно за десять месяцев до первых президентских выборов на Украине:

Ваш нижний сосед в интервью сказал, что в области создаются комитеты гражданского согласия, а коммунистов туда не зовут. Но какое же гражданское согласие без политических оппонентов?

- Оппонентов? Гм... Вот только что посетитель, с которым вы разминулись в дверях, передал мне просьбу снизу - остановить снос памятников Ленину в нашей области. Хотя я и сам без устали говорю: демократия - это не значит вместо одних демонтированных вождей ставить на их пьедесталы других. Но посмотрим на факты: во Львовской области 147 памятников Ленину, из них авторских работ, с соответствующими разрешениями на установку, только 14. Кто же так бездумно их тиражировал? При демонтаже памятника во Львове обнаружилось, что для его строительства были использованы могильные плиты. Ну как подобное кощунство могло уживаться с творчеством, я уж не говорю - с верой в идеалы? Если бы вчерашняя партийная номенклатура просто защищала свои идеалы, это я еще могу понять, так нет же, она начала наступление на левые демократические силы.

В области есть силы и левее вас, пан Вячеслав?

- Да я давно стал центристом, с тех пор как занял этот кабинет! И тем яснее вижу опасность любой ультрарадикальной фразеологии. Поэтому мы и начали создавать комитеты гражданского согласия, возлагая на них задачу быть арбитрами в политических спорах, а при необходимости дать отпор провокациям. Подобные комитеты возникают и в соседних областях Галичины. Мы ищем новые формы сотрудничества. Со дня на день начнет работать Галицкая ассамблея как парламентский орган для согласования действий трех областей.

Вы клоните к галицкой автономии?

- Боже меня упаси! Нельзя ни разорвать Украину на части, ни просто поменять московский централизм на киевский. Нам подходит объединение исторических провинций по типу федерации земель в ФРГ. В этом духе и разработан проект Галицкой ассамблеи. Если нас поддержат другие регионы, вместе мы создадим Украинскую Народную Федеративную Республику.

Таким был первый проект независимой Украины - Галицкая Ассамблея выдвинула его еще при жизни Советского Союза, в феврале 1991 года. А месяц спустя провела местный референдум, на котором 88 процентов галичан высказались за выход Украины из СССР. И Москва, и Киев однозначно расценили этот вызов как сепаратизм. Попечителем "Руха" в ЦК КПУ был Л. М. Кравчук, он и принялся выкручивать руки львовским сепаратистам, хотя первая же совместная сессия трех облсоветов приняла постановление "О единстве украинских земель".

С программой федеральной Украины, единой и двуязычной, Чорновил и вышел на президентские выборы в декабре 1991 года, на которых выиграл председатель Верховной Рады, бывший секретарь ЦК КПУ Леонид Кравчук. Чорновил, вчистую победил только в Галичине, придя к финишу вторым в общеукраинском масштабе. Это можно было предвидеть уже по тому, как упрямо всю предвыборную кампанию ему приписывали имидж сепаратиста. Не Москва - ей было уже не до местных разборок. Жить Советскому Союзу после украинских выборов оставалось ровно неделю - в Беловежской Пуще 8 декабря 1991 года он умер как "субъект международного права и геополитическая реальность". Не сомневаюсь, что и Чорновил, окажись он на месте Кравчука, без колебаний поставил бы свою подпись под соглашением, откуда процитированы эти строчки, но давайте слегка отредактируем вопрос - а мог бы он оказаться Кравчуком? "Собраться без Горбачева" и "решить вопрос о Союзе" (Ельцин) пришло в голову будущим заговорщикам еще в Ново-Огарево "в перерывах между заседаниями" (Кравчук), "когда мы гуляли по парку" (Шушкевич), а туда Чорновила никто не звал, да он бы и не поехал. "Рух" был заточен на выход Украины из СССР, а в Ново-Огареве его спасали.


Украину, которую начал строить Леонид Кравчук, увы, ждала непредсказуемость.Фото: Игорь Костин/ РИА Новости www.ria.ri

Но есть и другая причина, самая серьезная, с ней я немного повременю - скоро понадобится.

Итак, свою независимость Украина буквально с первого дня сочетала с централизмом - уже не "московским", а "киевским". После двух сессий, проведенных еще в советское время, галицкий парламент на том и заглох: в новой Украине его не поддержал ни один регион. Что же заставило лидера "Руха" в январе 99-го вдруг снять свою кандидатуру с очередных президентских выборов и уступить ее заведомо проигрышному соратнику по партии? И что произошло в течение двух следующих месяцев, до автокатастрофы, оборвавшей жизнь незаурядного украинского политика?

Известны его оценки событий, предшествовавших трагедии. "Надвигается тотальное растление украинцев - вот что страшнее всего. Мы уже были свидетелями, как тот или иной закон лоббируется за деньги. Вот для чего им нужны партии. И они ринулись их "прихватизировать".

За полгода до выборов "Рух" раскололся. Зампред Юрий Костенко, уже дважды министр, уже трижды нардеп, увел за собой немалую часть его актива. Так наряду с НРУ ("Народный рух Украины") появился УНР ("Украинский народный рух"). Не двойник - антипод. Так закончилось первое десятилетие украинской независимости, еще можно сказать "тихое". Но тогда и были выношены лозунги, которые теперь звучат во сто крат громче: "Либерализм! Европа! НАТО! Подальше от Москвы!"

Дело об обстоятельствах гибели Чорновила органы правосудия открывали и закрывали столько раз, но в нем и поныне столько темных мест, что случайное ДТП на ночной дороге под Борисполем так и осталось лишь "рабочей версией". В публичном вакууме повисают и все заявления Тараса Чорновила, которого трижды после смерти отца украинские избиратели посылали в Верховную раду. Вот, кажется, последнее:

"Поначалу никто не хотел убивать отца. Сначала они долго и нудно пытались расколоть Рух, деморализовать его, юридически не дать отцу выдвигаться кандидатом в президенты. И, кстати, в той операции против Чорновила принимал активное участие и Виктор Андреевич Ющенко... Через Нацбанк. Он финансировал всех людей из группы Костенко, которая воевала с отцом. [...] Потому что из Ющенко тогда активно делали лидера всех национал-демократов, один Чорновил сказал, что он его никогда не поддержит".

После таких событий пейзаж украинской политики было уже не узнать.

Философствовать молотом

У нынешнего поколения майданов другие лидеры и задачи, другой масштаб. Если председателю ВО (Всеукраинского объединения) "Свобода" Олегу Тягнибоку Галичина стала тесной вследствие первой "оранжевой революции", то руководителю ВО (Всеукраинской организации) "Тризуб" имени С. Бандеры "полковнику" Дмитрию Ярошу - вследствие второй. В молодости оба прошли через "Рух", а Тягнибок в свое первое депутатство даже примкнул к его парламентской фракции. Примечательная деталь: "Тризуб", детище филологов Дрогобычского пединститута, справил уже 20-летний юбилей. Опять странное сходство различий: если за Тягнибоком стоит т. н. "ядерный электорат", выражающий свои политические пристрастия все-таки через избирательную урну, то за Ярошем - штурмовые отряды, более склонные к уличному утверждению "порядка" в стране.

На горизонте это различие исчезает - будущую Украину те и другие видят одинаково. Не прощупывается оно и в сфере идеологии. Обозревая творческое наследие основоположников украинского национализма, Тягнибок наблюдательно подметил их родовую черту: "склонность философствовать молотом". С полным правом он может отнести ее и к себе. Партия, поначалу называвшая себя Социал-национальной (СНПУ), за тринадцать лет, от Галицкой ассамблеи времен Чорновила до "оранжевой" революции 2004 года, приобрела настолько устойчивую неонацистскую репутацию, что, казалось, избиратель вот-вот смахнет ее с доски. Пришлось поменять название, отсюда - "Свобода": "Мы живем в СВОей БОгом ДАнной стране".

В 2012 году маргинальная украинская партия вдруг преодолела в масштабах Украины 10-процентный барьер и провела в Верховную раду 37 депутатов. Два года ее фракция "философствовала молотом" на виду у всей Украины. И вот октябрь 2014-го, опять выборы в Раду, на сей раз внеочередные. Растаявший больше чем наполовину "ядерный электорат" прокатил партию списком и ее лидеров по отдельности.

Национализм как русофобия

Идеология украинского национализма сложилась в основном в те же самые годы, на стыке 20-30-х, когда национализмами вскипела вся Европа, а в одной из ее стран процесс перешел в злокачественную стадию - национализм переродился в нацизм.


Украина, за которую боролся Роман Шухевич, к счастью, не состоялась. Фото:Photoxpress

Сегодня, на фоне третьей Руины, обвинение в нацистском перерождении бросают и украинскому национализму. Но тут уж давайте разбираться: какому? Старому или новому?Обратимся к первой программе ОУН (1928 год) - там: создание сильного и независимого Украинского государства; способ достижения независимости Украины - революция;"Украина - украинцам!"; верховенство нации над личностью, религиозность, коллективизм, традиционализм и т. д. Следующая программа ОУН реформированная (1943 год) - в ней все то же самое, но вместо "Украина - украинцам!" признается "равенство всех граждан Украины независимо от их национальностей". Бандера протестовал, но повлиять на решение своего преемника и командующего УПА Шухевича не мог: Гитлер держал его в концлагере, впрочем, комфортно. Последний глава ОУН и генерал-хорунжий УПА Василь Кук остался верен завету прежнего командира.

Неменьшее изумление вызывает брошюра "Кто такие бандеровцы и за что они борются", которую ОУН засылала в СССР после войны. Изданная в 1948 году, при живом Бандере, живом Шухевиче, живом Куке, она соединила взгляды всех троих. Лозунга, который вызывал столько расколов в среде украинских националистов, в нем тоже нет. Бандеру удалось переубедить? Не знаю. Но знаю, что идеологический документ такой важности вразрез его взглядам не мог бы появиться на свет.

Если разобрались с украинским вопросом, то уж и с российским попробуем, тем более что брошюра ему и посвящена. Вот квинтэссенция: "К борьбе вместе с нами, к борьбе за свержение большевистского режима мы зовем все порабощенные советские народы, трудящиеся массы всех национальностей СССР".

Заметили ли вы, сравнивая процитированные тексты, что в них отсутствует начисто? Нет русофобии! В официальных текстах еще встречаются "ляхи" да "москали", но подразумеваются не столько народы, сколько их правящие элиты. Так было до 1968 года. На пике "холодной войны" (этот год вместил в себя студенческий бунт в Париже, Суэцкий кризис, Пражскую весну) IV Большой Сбор ОУН (р), она же ОУН (б), принял обращение "К порабощенным народам и их эмиграции", в котором впервые появилась формула "Русский народ - народ-поработитель". Не власть, не партия, не вожди, а народ, и не советский, а русский. Он один поработил все остальное население СССР.

Так что у новых поколений украинских националистов появился выбор, какой идеологии поклоняться - дружелюбной к русскому народу или русофобской. Приходится сделать вывод: вместе с харизматичным лидером Галичины погиб и настоящий украинский национализм".

Этот процесс принял скоротечный темп уже в новой, суверенной Украине, но скрытно он шел и в советское время. Вот свидетельство человека, знающего, что почем. "...В 1945-1946 гг. мы перебили банды на уровне куреней, кошей и сотен. А вот службу безопасности нам добить толком не дали. Когда в 1946 г. мы вышли на уровень надрайонного руководства, следы потянулись в ЦК Украины во главе с Хрущевым. Тут нас и остановили.

В 1946 г. свернулась работа по борьбе с бандеровцами в Ровенской и Львовской областях. Были ликвидированы отделы СБ, ОКР СМЕРШ, ББ (борьба с бандитизмом). Сняли с должности генерала Трубникова, руководителя Ровенского управления НКВД, и генерала Асмолова во Львовской области. А из Киева во Львов перевели по указанию Хрущева генерала Рясного, как оказалось после, сочувствующего националистам.

В 1974 г. я приехал на Западную Украину, и мои друзья рассказали, что на многих высоких партийных и хозяйственных постах, не говоря о мелких, особенно в сельской местности, в Ровенской, Львовской, Ивано-Франковской областях, стоят люди ОУН. Бывший до 1972 г. первым секретарем ЦК КП Украины П.Е. Шелест скрывал все это от Москвы.

...Особое внимание надо уделить "сотне отважных юношей" и такой же "сотне отважных девушек" при отделе особого назначения. Это была настоящая кузница кадров ОУН-УПА. Вся молодежь делилась на три возрастных группы, 10-12 лет, 13-15 лет и 16-18 лет. У всех этих половозрастных групп были свои задачи, действия и спрос. Самые младшие использовались как наблюдатели, разведчики и связные, более старшие - как диверсанты. Например, в сотне отважных юношей при отделе особого назначения начинал свою "трудовую деятельность" в качестве разведчика будущий президент Украины Леонид Кравчук.

О том, насколько это была серьезная организация, можно судить по тому, как они вели наблюдение за танковым резервом 1-го Украинского фронта, стоявшего в Тучинском лесу в 1944 г. с последующим наведением на него немецкой авиации. Не любили мы этих юношей, бывало, окружим банду, убившую наших товарищей, а они бросают оружие, поднимают руки и кричат, что они "дети"...

Из мемуаров разведчика, сотрудника СМЕРШ Ю. В. Тараскина, в свое время внедренного НКВД в средний командный состав бандеровского подполья.

Теперь понятно, почему убежденный украинский националист, антисоветчик, диссидент Вячеслав Чорновил никак не мог бы оказаться в Ново-Огарево, где руководители "трех славянских республик", спасая СССР, тайно сговорились его похоронить? Он исповедовал другую точку зрения - не на судьбу Советского Союза, а на судьбу Украины. И Галичина, которую тоже задела страшная украинская Руина, вспомнила своего потерянного лидера.

Так это галлы!

В сентябре, за месяц до парламентских выборов, во Львове открыла свой офис новая Галицкая ассамблея. Впрочем, на сей раз ее имя длинней - теперь она Европейская. Сокращенно ЕГА.

А месяц спустя стало ясно, какая политическая сила за ней стоит. Взамен выдутой на улицу "Свободы" фаворитом галичан стала партия "Самопомощь", лидер которой, львовский мэр Андрей Садовый, открыто принял участие в инаугурации ЕГА. С ходу войти в тройку лидеров, занять в Раде практически все места, еще не остывшие от фракции Тягнибока, и даже в столице государства собрать вдвое больше голосов, чем в своем родном городе, - разве могло это не возбудить новых подозрений в "галицком сепаратизме"? Мало того что творится на востоке страны, так теперь еще и запад готов оторваться и уйти в Европу без остальной Украины.

Впрочем, учредители ЕГА, а по большей части это былые соратники Чорновила, интеллектуалы, либералы и, конечно, патриоты украинской идеи, такой однозначный вариант отрицают. Их проект многовариантный. Ключевой лозунг - "Европа в Украине начинается с Галичины" - нисколько не противоречит уже запущенному механизму евроинтеграции, но в любом случае предусматривает объединение трех областей с правами самоуправляемой автономии. Вроде бы все "по Чорновилу". Но он-то рассматривал Галицкий субрегион как начальную федеральную единицу Украины, а тут еще целый веер возможных решений. Владимир Павлив, председатель ЕГА: "Меня интересует автономный статус для Западной Украины или отдельно взятой Галичины, а что там будет за Збручем, меня совсем не интересует. Целостность Украины для меня имеет меньшую стоимость, чем благосостояние Галичины". Вслух: пора выйти из так называемого "русского мира", пора Галичине вернуться в Европу и привести туда за собой всю Украину. Намеком: а можно и самостоятельно, без "другой" Украины. И чтобы Европа не наложила вето на добровольное вхождение в ее состав нового государства, реформаторы еще в чернильнице видят ее членом ЕС и НАТО.

Все это очевидные признаки Руины, которая всегда приводит к утрате единой национальной идеи.

В Галичине она располовинилась особенно резко. Здешний националист ощущает себя прежде всего украинцем, сторонником унитарной державы, потом уже - галичанином. Он считает своим долгом нести украинскую миссию за Збруч, за Днепр, а желательно и за Дон. Но, одновременно, поднялось и влияние либеральной интеллигенции, которая не отвергает майдан, но и не усердствует в его акциях. В ее восприятии "Свобода" - типично нацистская партия. Бандера, Шухевич - не герои, а всего лишь фигуры прошлого. Времена Франца Иосифа, "бабки Австрии", вот что вызывает у этих людей ностальгию, от которой излечиться можно только Европой.

Тут невольно задаешься вопросом: а галицкая национальная идея, она возможна? Что могло бы объединить местный субэтнос украинского народа, тоже расколотый на "сепаратистов" и "федералистов"? Попытка не пытка, и она уже сделана: раз таким объединительным эффектом не обладает культ Украины, может быть, его заменит культ Галичины? Инженер Теодозий Король из города Калуш Ивано-Франковской области написал книгу "Мир восточных галлов", которым уже два года зачитывается вся Западная Украина. Изучив местную топонимику, он пришел к твердому выводу, что галичане - это потомки древних галлов, когда-то проходивших через Карпаты. Вообще-то наука не отрицает следов галльской культуры в этих местах. Возможно, какое-то галльское племя не пошло дальше в Европу, за соплеменниками, осело в горах, постепенно обрусело, затем украинизировалось, но в основе так и осталось галльско-галицким. Отсюда вывод: украинцы, русские и галлы (галичане) - три совершенно разных народа. Галицкий язык - не диалект украинского и ему больше подходит латынь, чем кириллица.

Похоже, открытие Теодозия окрылило большинство галичан, хотя и пересмешников среди них предостаточно. Во всяком случае уже всерьез обсуждаются такие экзотические проекты, как учреждение галицкого языка, идентификация галицкой нации и даже возможные кандидатуры в президенты Галичины. А чтобы из всего этого родилась местная национальная идея, осталось договориться тем, кого влечет вперед, к Францу Иосифу, и тем, кого тянет назад, к предкам галлам.

В мире экс-СССР Украина