Новости

11.02.2015 15:30
Рубрика: Общество

И Суворов на Харлее...

На полотне "Минск 3 июля 1944 года" в лихом герое-мотоциклисте уральский ветеран узнал самого себя
В историю он ворвался на "Харлее" - именно так земляки говорят сейчас о ветеране Великой Отечественной войны из Екатеринбурга Дмитрии Суворове.

Как известно, мотоцикл "Харлей-Дэвидсон" - герой многих залихватских фильмов, но фору всем американским боевикам даст военная история красноармейца - мотоциклиста Димы Суворова. Киногероем боец не стал, но на картину угодил. Фигуру мотоциклиста, изображенного на известном монументальном полотне Валентина Волкова "Минск 3 июля 1944 года", свердловчане-земляки с недавних пор изучают пристально. Ведь спустя 70 лет после освобождения столицы Беларуси вскрылись интересные детали: прототипом одного из героев этого полотна, которое стало для минчан символом Победы, - является красноармеец Дмитрий Суворов.

- Так получилось, что я, как связист и разведчик, сопровождал на мотоцикле первую колонну советских танков, вошедших в Минск. До сих пор помню, как на рассвете 3 июля партизаны вывели нашу бригаду на окраину. С небольшого холма виден город в дымке. Солнце поднимается, туман рассеивается и мы - вперед. Я с мотоциклом - как единое целое, в руль вцепился и мчусь под обстрелом, следом грохочут танки. Как черт носился по улицам, обеспечивая связь подразделений. А когда прорвались к центру, пришли с цветами женщины, дети. Радовались, кричали "Ура!", - рассказывает, словно картину пишет, Дмитрий Николаевич.

Как предполагает уральский ветеран, очевидцем именно этого ликования и был художник Валентин Волков.

Доподлинно известно, что Волков жил в осажденном немцами Минске и был реальным свидетелем освобождения города. Этот День Победы так запал ему в душу, что после войны Волков решил воссоздать события на полотне, работал над картиной долго - десять лет, и только в 1955 году на декаде белорусского искусства в Москве он представил масштабную (пять с половиной на три метра) картину "Минск 3 июля 1944 года".

Понятно, что во время боев за город фамилии освободителей художник не спрашивал, хотя, возможно, какие-то зарисовки и делал. Фронтовые фотографы также не успевали за ходом стремительного наступления. Впрочем, некоторые фамилии первых освободителей Минска прочно вошли в историю. В частности, экипаж танка, где командиром был Дмитрий Фроликов. Именно его Т-34 был впереди всей наступательной операции. За боевую доблесть Фроликову присвоили звание Героя Советского Союза, именами членов его экипажа сейчас названы улицы в Минске. "Я как раз и был в той танковой бригаде, где воевал Фроликов и перед его танком на мотоцикле обеспечивал одновременно связь и разведку, - говорит Дмитрий Суворов, - вот только вспоминать тот день уже не с кем: все погибли".

Отстаивать имя в истории Дмитрий Николаевич не собирается. Слова Твардовского: что в бой шли "не ради славы, а ради жизни на земле" - для ветерана непреклонная истина. А живописное полотно - яркий луч воспоминаний.


Отстаивать имя в истории Дмитрий Николаевич не собирается. Слова Твардовского: что в бой шли "не ради славы, а ради жизни на земле" - для ветерана непреклонная истина. Фото: Татьяна Андреева

- Закрою глаза, и память всё рисует именно так: я в комбинезоне танкиста, запыленной каске, схватился за руль мотоцикла, потому что вот-вот рвану вперед, а вокруг ликование, - рассказывает мне Дмитрий Суворов, водя пальцем по иллюстрации картины, помещенной в книгу "Великая Отечественная война Советского Союза".

Именно в этой книге Суворов впервые и увидел картину. Книгу в 1965 году приобрел в одном из магазинов Львова, где, уже будучи офицером, проходил службу. В том, что на картине, он признался тогда только жене и дальше выяснять обстоятельства сюжета не стал. Заботы были другие, да и скромность мешала. Разыскивать художника Волкова или его родных, чтобы познакомиться и задать волнующие вопросы, не стал. А потом и вовсе пролетели десятилетия, вышел на пенсию полковником, переехал с семьей на Урал. Лишь сейчас, когда исполнилось 88 лет и в самом разгаре работа над мемуарами, случайно проговорился журналистам про свое картинное "явление".

Реалии тех боевых лет бывший красноармеец Суворов подтверждает личными документами тех времен (красноармейская книжка, удостоверение бойца, наградные приказы) и цитатами из мемуаров известных военачальников, которые уже давно вписаны в историю Великой Отечественной как разработчики операции "Багратион". Эту стопку книг он специально подготовил для встречи со мной. Доказательства выставлял одно за другим, но все же было заметно: ветеран смущен тем, что угодил в такой исторический переплет.

- Я тогда был рядовым красноармейцем восемнадцати лет. Деревенский парень из Костромской области, который и на фронте-то находился несколько месяцев. Песчинка на поле войны. Но так получилось, что "песчинку" занесло на самом острие наступательных планов.

На самом деле слава не в том, кто первый вошел и кого заметили, - уверен ветеран. Слава в том, что всё прошли, всё выстояли. И со своим "Харлеем" красноармеец Суворов в такие истории попадал - не то что картины писать, боевики снимать можно. В одиночку врывался в занятые немцами деревни, брал в плен противника, проваливался с "железным конем" в белорусские болота, да так, что танком вытаскивали. Понятно, что боевыми наградами не обижен. За освобождение столицы Беларуси Дмитрий Суворов был награжден медалью "За отвагу", к тому же было присвоено звание гвардейца, которым он очень гордится. Следом прибавились еще орден Красной Звезды и медаль "За взятие Кенигсберга".

До самого 9 Мая Суворов с "Харлеем" был неразлучен. Несколько обидно, что его "железный друг" на полотно не попал. Художнику Волкову не единожды задавали вопрос: почему на картине немецкая машина "Цундап"? Вероятнее всего, сам художник чаще видел именно эту марку мотоцикла военных времен. Да, трофейные "Цундапы" были в советских частях, но массово использовались именно американские "Харлеи", поставлявшиеся по ленд-лизу, и отечественные машины.

"Харлей-Дэвидсон" достался Дмитрию Суворову в разобранном виде за несколько часов до отправки на фронт. Впервые увидев заморскую технику, парень всю ночь машину собирал и только руль никак не мог приспособить. Помогли старшие товарищи. Так на "Харлее" и прокатил по всей Европе. Сдал в матчасть полка в Пруссии как раз в канун 9 Мая 1945 года.

- Из штаба поступило предписание отправить учиться в танковое училище, пришлось сдать и мотоцикл, и оружие. А наутро объявляют - Победа! Я ведь тогда, считай, еще мальчишка: так обидно было, что радость нечем выразить. Ни посигналить, ни в воздух отсалютовать из автомата!.. - со смехом вспоминает свое прощание с легендой Дмитрий Николаевич.

Перейдя на тяжелую танковую технику, Дмитрий Суворов с мотоциклами завязал на всю оставшуюся жизнь. Крутым рокером так и не стал. Да и мирный Минск видел только один раз в жизни: в послевоенные годы, проездом из Пруссии. Приехать в советское время в восстановленную столицу Беларуси не случилось. А когда ушел в отставку, здоровье не давало. До сих пор жалеет, что не нашел тех ребят - партизан, что вывели танковую бригаду на слабо укрепленную немцами городскую окраину. Ведь вместе с ними победным вечером 3 июля в саду одного из частных домов Минска за радушно накрытым столом они отмечали освобождение города. Имена и фамилии соратников, как и адрес цветущего сада, уже стерлись в памяти.

За освобождение столицы Беларуси Дмитрий Суворов был награжден медалью "За отвагу" и удостоен звания гвардейца, которым он очень гордится

А город боевой юности так и остался для Дмитрия Суворова чередой воспоминаний, проносящихся со скоростью "Харлея".

P.S.

Корреспонденты "СОЮЗа" в Минске получили задание побывать в музее, где экспонируется та самая картина Валентина Волкова. Об этом - наш следующий репортаж.

Общество История 70 лет Победе Звезды Победы: забытые подвиги
Добавьте RG.RU 
в избранные источники