24.03.2015 00:41

Поддержка не по адресу

Предприятия ждут финансовую помощь напрямую, в обход банков
Развитие реального сектора экономики названо одной из наиболее важных задач. Однако решать ее придется в непростое время. Износ промышленных мощностей достигает 78%, а заемные средства крайне дороги. Константин Андрианов, заведующий международным отделом Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, рассказал "РГБ", какие ресурсы есть у государства, чтобы помочь восстановлению и модернизации промышленности.

Наша промышленность способна заменить зарубежные товары?

Константин Андрианов: Нынешняя рецессия российской экономики еще в IV квартале 2014 г. происходила на фоне 30-40% недогрузки производственных мощностей и 15% избыточной занятости в промышленности. Вместе с тем во многих стратегических отраслях российской промышленности доля потребления импорта оценивается на уровне свыше 80% и создает потенциальную угрозу как для экономики, так и для национальной безопасности в целом. Но эта недогрузка не обеспечит нам кратного роста объемов производимой в промышленности продукции и соответствующего роста ее доли в ВВП, что в конце прошлого года поручил президент. Кроме того, у нас крайне высокий уровень износа основных производственных фондов и не на чем обеспечивать импортозамещение. Износ оборудования в ряде отраслей машиностроения превышает 80%.

Очевидно, что такой износ появился не вчера. Многие не модернизировали производства с советского времени. Нужно ли спасать предприятия, которые не нашли ресурсов на обновление за 25 лет существования рыночной экономики?

Константин Андрианов: Мы не должны спасать каждое предприятие, находящееся в плачевном состоянии. Спасать нужно отрасли. Нам необходимо сохранение отраслевой палитры российской промышленности. Это вопрос обеспечения национальной экономической безопасности. Другое дело, что эта задача требует точечного подхода. В каждом конкретном случае нужно придерживаться экономической целесообразности: если затраты на обновление производственных мощностей сопоставимы с затратами на создание нового предприятия, то, конечно, экономическая целесообразность сохранения такого предприятия отсутствует. Но в любом случае необходимо, чтобы объем вывода старых производственных мощностей не превышал ввода новых, т.е. чтобы обеспечивалось как минимум их простое воспроизводство.


Инфографика: Мария Пахмутова / Ирина Голова / РГ

Как определить, кого нужно спасать, а кого нет?

Константин Андрианов: Следует руководствоваться принципами продовольственной, технологической и внешнеэкономической безопасности. У нас по официальной статистике Росстата, еще до ввода санкций, процент импорта продукции на целом ряде сегментов внутреннего продовольственного рынка доходил до 80%. Это вне всяких даже крайних пороговых значений экономической безопасности страны. Поэтому в первую очередь спасать нужно тех, от кого она зависит.

Какие меры сегодня призваны стимулировать развитие промышленности?

Константин Андрианов: После 16 лет обсуждений 31 декабря 2014 года был подписан Федеральный закон N 488-ФЗ "О промышленной политике в Российской Федерации". Очевидно, что этот закон должен носить не исключительно рамочный, а инструментальный характер, должен стать действенным организационно-правовым инструментом модернизации, реиндустриализации и новой индустриализации России и устойчивого динамичного развития российской промышленности. К сожалению, закон был принят без содержания в нем ключевой статьи - "Механизм реализации промышленной политики", в которой должны быть прописаны конкретные экономические меры поддержки. Таким образом, раз в законе нет механизма реализации промышленной политики, фактически не определена сфера ответственности за невыполнение закона. Закон лишен важной смысловой функции - он не вменяет в обязанность ни одному органу исполнительной власти практическую реализацию мер по поддержке промышленности. При этом большая часть мер, содержащихся в документе, прописана с приставкой "могут оказываться". То есть даже тот незначительный объем мер, который принят, не вменен в обязанность соответствующим органам правительства, а носит лишь рекомендательный характер. Вместе с тем некоторые прописанные в законе меры поддержки промышленности не выполняются, так как они не согласуются с прочими законодательными актами (к примеру, предоставление предусмотренных законом налоговых каникул для промышленных стартапов требует изменений хотя бы в Налоговом кодексе). Поэтому необходимо внести изменения в Бюджетный, Налоговый, Гражданский и др. кодексы, а также ряд федеральных законов, объект регулирования которых затрагивает в том числе и сферу промышленной деятельности (ФЗ "О банках и банковской деятельности", ФЗ "О Центральном банке РФ", закон о внешнеторговой деятельности, ФЗ "О естественных монополиях" и др.). Одновременно следует разработать и принять Федеральный закон в связи с принятием Закона о промполитике, который также должен стать законом прямого действия.

Привлекать инвестиции в промышленность становится все сложнее. За счет каких ресурсов можно модернизировать производства или строить новые предприятия?

Константин Андрианов: Основным инвестором хотя бы на первых порах должно стать государство. И необходимые финансовые ресурсы для этого есть. Свыше 5,5 трлн руб. Резервного фонда и около 5 трлн руб. Фонда национального благосостояния. Кроме того, еще почти 1,4 трлн ожидаемых дополнительных доходов от повышения НДПИ. Даже в наше непростое время в стране при желании можно найти ресурсы антикризисного развития.

Что необходимо сделать, чтобы использовать государственные деньги для инвестирования в промышленность?

Константин Андрианов: По антикризисному плану еще не было принято никаких законодательных инициатив. Поэтому мы еще можем изменить структуру его сметы расходов. На поддержку реального сектора через импортозамещение выделено только 4 млрд руб., тогда как на поддержку банков 1,75 трлн. Путем расчетов несложно получить показатель - на докапитализацию банков направляется 76% всех средств антикризисного плана, в то время как на импортозамещение в неторгуемых секторах - всего 0,17%. Вот и ответ на этот вопрос. Из 2,3 трлн руб. в антикризисном плане правительства на поддержку важнейших секторов экономики, а именно: промышленности и АПК, предусмотрено лишь 20 и 50 млрд руб. соответственно. Этого крайне мало для решения необходимых задач развития российской экономики, главной из которых является обеспечение ускоренного импортозамещения.

Возможно, это связано с тем, что похожий антикризисный механизм использовался в 2008 году. Тогда страна быстро вышла из кризиса, поэтому сегодня наибольшее одобрение получают те меры, которые хорошо себя зарекомендовали семь лет назад.

Константин Андрианов: Да, и сегодня, и тогда "сердцевиной" антикризисной программы стала помощь банкам. Единственное отличие в том, что в 2008 году речь шла о поддержке тройки системообразующих банков, а в варианте-2015 мы видим более 10 банков, которым решено оказать помощь. Но я бы не сказал, что именно помощь банковскому сектору в стратегии 2008 года сыграла решающую роль. На рубеже 2008-2009 годов не было такого количества внешних шоков, с которыми сталкивается российская экономика сегодня. Не было такого продолжительного падения цен на нефть, не было антироссийских санкций и антироссийской информационной войны, России не был перекрыт кислород на международных рынках капитала, ни кредитного, ни инвестиционного. Поэтому продолжительность периода максимальной амплитуды кризисной волны была значительно короче. Буквально за полгода, к середине 2009 года, мировой рынок нефти стабилизировался, цена барреля вернулась в комфортные для российской бюджетной системы значения. Сейчас же мы наблюдаем более длинную кризисную волну, и это должно отражаться на выборе антикризисных механизмов поддержки.

Какие меры кажутся вам наиболее востребованными сегодня?

Константин Андрианов: Повышение монетизации экономики России с нынешних 47% до необходимых 100% для поддержания хотя бы простого воспроизводства; установление ЦБ РФ ставки, не выше средней нормы прибыли в инвестиционном комплексе экономики за вычетом 2-3% банковской маржи; принятие мер по стабилизации и поддержанию стабильности валютного рынка и валютного курса рубля; введение налога на вывоз капитала; переход к политике форсированных инвестиций, с ежегодным их увеличением на 8-10%. Также необходима ускоренная реализация программы импортозамещения.

У нас сейчас все финансирование проходит через банки. То есть государство выделяет деньги банкам, которые уже в свою очередь должны предоставлять кредиты предприятиям по доступным ставкам. Но этого, как правило, не происходит. Поэтому необходимо обеспечить целевое использование кредитов на развитие производства посредством ужесточения норм банковского надзора; ввести запрет на пересмотр в одностороннем порядке условий кредитных договоров; прописать перечень стратегических предприятий, для которых кредиты рефинансируются на льготных условиях.