Новости

19.08.2015 19:21
Рубрика: Общество

Барокко родом из Шадринска

В Городе мастеров каждый может овладеть традиционным народным ремеслом
Шадринские умельцы в союзе с предпринимателями создали Город мастеров, где не только работают, но и обучают старинному ремеслу всех желающих.

Впервые в жизни я попробовала чай из берестяного самовара и такой же кружки в мастерской Владимира Махнюка.

- Смотрите, осторожнее, - предупредил хозяин. - А то у меня тут один раз француз обжегся. Я подал ему чай, он как хлебнет с ходу, а там - кипяток. Видно, его сбило то, что снаружи кружка была холодная. Такая особенность у шадринской бересты: руки не обжигает, а температуру держит.

Правда, мастер пояснил, что речь идет о столовой бересте, изделия из нее можно ставить на стол и использовать по прямому назначению. Секрет бересты не только в особых свойствах, но и в уникальной технологии обработки. По-научному это называется "композитная береста", а проще - берестяная фанера, склеенная и обработанная определенным способом. Авторская техника получила название "берестяное барокко". В прошлом году Владимир Махнюк получил на нее патент. К этому событию он шел почти двадцать лет, с тех пор как у него зародилась мечта открыть для бересты двери столичных музеев и галерей, поставить ее рядом с серебряными и золотыми приборами.

Сегодня берестяные самовары Махнюка знают во всем мире. В практичности они не уступают своим медным собратьям. Владимир называет свои творения "условно действующими" и "действующими". В первые просто наливают кипяток, и самовар, как термос, держит температуру и долго не остывает. А вот самовар под названием "Горислав" (кстати, каждому детищу мастер дает старинные имена: Пересвет, Милован, Цветозар) с трубой и дымом, как положено. В его корпус вмонтирована металлическая емкость, поэтому самовар можно растапливать дровами или шишками, как медный.

Создатель берестяных шедевров признается, что мог и дальше творить в одиночку: ценителей его таланта хватало. Но четыре года назад судьба свела Владимира с директором местной мебельной фабрики Валерием Романовским. Предприниматель предложил ему на фабрике место под мастерскую. Махнюк согласился: в старом бабушкином домике, приспособленном под цех, было уже тесновато. А потом сама собой возникла идея основать на пустующих производственных площадях фабрики Город мастеров. Впрочем, Шадринск издавна был торгово-ремесленным центром, славился своими кузнецами, гончарами, ткачами. В начале XIX века здесь работал первый на Урале и в Сибири фарфоровый завод.

Надо сказать, поначалу задумка объединить мастеров показалась нереальной: они обычно друг с другом не дружат и никого к себе близко не подпускают. Но тревога была напрасной: инициатива пришлась местным умельцам по душе. Сейчас в Городе мастеров есть токарная, берестяная, гончарная мастерские, студия художественной росписи, планируют открыть кузницу, литейное, текстильное и ткацкое производство. Надеются подвижники возродить и канашинское ковроткачество. Когда-то село Канаши считалось центром кожевенного промысла. Из шерсти, оставшейся от основного производства, женщины ткали половики и ковры, причем такого высокого качества, что их продавали в магазине по записи. Один ковер, сотканный канашинскими рукодельницами, хранится в Лондоне, в Королевской галерее.

Многое, конечно, с тех пор утрачено, но люди, знакомые с тонкостями ремесла, к счастью, остались. К тому же в Город мастеров потянулась молодежь, значит, есть кому передавать опыт и знания. Впрочем, не всех привлекает народное творчество. Мастерить пробовали и дети, и взрослые. Остались единицы. А некоторые из учеников выросли в настоящих профессионалов. Когда-то Владимир Махнюк был в берестяной мастерской один, сейчас рядом трудятся восемь человек.

Григорий Ворошнин родом из деревни Иванищево. После армии работал на заводе, в сентябре прошлого года пришел к Махнюку.

- Про мастерскую узнал от своего бывшего учителя по труду Александра Пичугова, он тоже из местных умельцев, - рассказал парень. - Первый берестяной стаканчик я сделал еще в школе, долго пил из него чай, потом смастерил себе кружку в виде бочонка. Оригинальный бочонок получился, такого ни у кого нет. А вообще уже могу сделать целый чайный набор. Людям нравится, покупают.

Павел Поленецкий по образованию - учитель физкультуры и ОБЖ. Город мастеров ему порекомендовал друг. Павел решил освоить гончарное дело.

- Гончарный круг завораживает, - говорит мастер. - Правда, мне потребовалось полгода, чтобы научиться делать вещи, которые не стыдно выставить в нашем фирменном магазине. Кстати, такой глины, как у нас, нигде нет.

Оказалось, шадринская глина, как и береста, тоже имеет свой секрет. В ней очень мало песка, поэтому изделия из нее получаются легкие, почти невесомые. Многие даже не верят, что это керамика, спрашивают, из какого дерева вырезано.

В мастерских находят себя и пожилые. Пенсионерка Людмила Иванова лепит из глины сувенирные магнитики и колокольчики. Когда первый раз взяла глину в руки, думала - ничего не выйдет: слишком трудоемкая работа. Ведь, прежде чем сувенир будет готов, глину нужно высушить, отмять, заготовки снова просушить, само изделие дважды обжечь. А после много хлопот с нанесением рисунка. Словом, от мастера требуется терпение. Зато когда Людмила увидела результат, обрадовалась: получилось!

Тяжелая лапа

В Городе мастеров работают целыми семьями. Например, у Мишиных папа - берестянщик, мама - художник, а их восьмилетний сын Иван - будущий гончар. Магнитики лепит. Для ребятишек мастерские как огромный волшебный мир. По керамическим игрушкам, сделанным гончарами, можно изучать историю родного края и даже делать открытия. Скажем, немногие взрослые знают, что Царевна-лягушка, оказывается, родилась в Шадринске. В 1850 году местный краевед и просветитель Александр Зырянов записал сказку "Царевна-лягушка" и отправил ее в Русское географическое общество. Несмотря на то что к тому времени уже существовало семнадцать версий сказки, шадринский текст отличался от предшественников (скажем, у Зырянова лягушка приносит стрелу Ивану-царевичу, а в других вариантах женихи сами идут за стрелами и ищут невест) и был опубликован в первом полном издании русских народных сказок. Поэтому шадринцы считают Царевну-лягушку своей. Конечно, гончары не могли пройти мимо болотной красавицы и увековечили ее в глине. Правда, лягушка у них получилась фактурная, с массивными лапами.

- Она как бы говорит: я местная. Я не прискакала, я здесь выросла, - улыбаются мастера.

Впрочем, у шадринского гуся - символа торговой удачи города - лапы точно такие же. Видно, это признак купеческой основательности.

Кстати

Просветительской миссии в Городе мастеров уделяют особое внимание. Энтузиасты рассчитывают, что их проект поможет отвлечь юное поколение от компьютеров и американских блокбастеров.

- Мы дружим со всеми учебными заведениями, - говорит Владимир Махнюк. - Студией художественной росписи, например, руководит преподаватель художественно-графического факультета пединститута Юрий Кислицын. Студенты к нам приходят на практику.

А еще шадринцы специально для школ изготовили "Волшебный сундучок". Фактически это наглядное пособие для изучения традиционных русских художественных промыслов. В сундучке несколько ячеек, в каждой - по одному предмету от разных производителей: гжель, хохлома, богородская и другие игрушки и, конечно же, шадринская роспись. Раньше всю эту красоту школьникам показывали на картинках, а сейчас ее можно потрогать, даже посвистеть в свистульку. Интересно, что "Волшебный сундучок" никогда не бывает пуст: помогают коллеги по цеху из других городов, с которыми шадринцы поддерживают теплые взаимовыгодные отношения.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Арт Народные промыслы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область Россия. Это надо видеть
Добавьте RG.RU 
в избранные источники