Почему обязательно нужно посмотреть сериал "Доктор Кто"

"Доктор Кто": фантастический сериал с маленьким человеком во главе

В фокусе 15.04.2017, 16:53 | Текст: Юлия Авакова

На этих выходных начнется показ десятого, в своем роде юбилейного сезона возобновленного в 2005-м году легендарного британского научно-фантастического сериала "Доктор Кто", рекордсмена в истории мирового телевидения по части долголетия, а для Туманного Альбиона - неисчерпаемого источника творческого вдохновения и неотъемлемой части современной английской массовой культуры. Цитатник "Доктора" в повседневной жизни островитян не менее обширен, чем у нас - употребление в разговорной речи реплик из советских комедий. Количество отсылок к нему в других произведениях родом из Соединенного Королевства поистине огромно и считывается подданными ее величества практически инстинктивно.

Своим оживлением "Доктор" не в последнюю очередь был обязан двум заядлым поклонникам проекта - Марку Гейтиссу и Стивену Моффату, получившим мировую известность благодаря телесериалу "Шерлок". Успех "Шерлока" на своей исторической родине, конечно, обязан блестящей игре актеров, любви сценаристов к оригиналу, преданности своему делу художников и операторов. Но был и еще один козырь в рукаве - слова Доктора, не раз вложенные в уста великого детектива. И фраза Шерлока: "Может быть, я на стороне ангелов, но ни на секунду не думай, что я один из них", как нельзя лучше характеризует главных героев обоих произведений.

Кто же он, этот Доктор, таинственный уроженец далекой планеты Галлифрей, вплоть до последних сезонов считавшейся истребленной заклятыми врагами самого Доктора и всего человечества - далеками? Ответ на этот вопрос далеко не прост. Он впервые появился на экранах в 1966 году, к слову, спустя считаные десятилетия после того, как Конан Дойль завершил эпопею о первом "супергерое" в британской культуре. В реинкарнациях Доктора (в оригинальном произведении их было восемь) и его окружении нашли свое отражение постепенно меняющиеся этические представления о добре и зле, в речах главного героя и его антагонистов затрагивались различные вопросы, будоражившие общественность на протяжении нескольких десятилетий.

В первых сериях оригинального "Доктора Кто", которые сегодня во многом кажутся наивными и "детскими", прекрасно показано всеобщее воодушевление на заре перехода человечества на технологически новый уровень освоения Вселенной, упоение от выхода человека на орбиту Земли, полета на Луну… Но постепенно, по мере усложнения международной повестки дня, содержание серий приобретает не чисто приключенческое, а уже отчасти философское звучание. Все чаще Доктор высказывается на "вечные темы", и его слова становится возможным применить к реальности и много лет спустя. Но просмотр ранних эпизодов дарит ни с чем не сравнимое удовольствие - от чистоты, оптимистичного взгляда на будущее и неисправимого идеализма.

Вселенная Доктора - своего рода барометр настроений британского общества, а также тех идей, которые элиты и государственный аппарат хотят сформировать у аудитории. Сложно в это поверить, но в относительно скором времени с естественным ходом событий в Соединенном Королевстве станет все меньше людей, помнящих повседневную реальность без Доктора на телевидении. Присоединение страны к ЕЭС, экономический кризис 70-х, Фолклендская война, накаление обстановки в Северной Ирландии, разгром профсоюзного движения при Маргарет Тэтчер, Соглашение Страстной Пятницы и, наконец, недавний референдум о выходе Соединенного Королевства из ЕС - все это происходило, освещалось на телевидении в незримой тени Доктора. Что касается последнего события, то бдительные британские журналисты уловили якобы скрытый намек-предсказание сериала об исходе голосования, а также недвусмысленный намек на особое положение Шотландии.

Никто менее героический, чем сам Доктор, на образ супергероя претендовать не может. И путешествует он не на космическом корабле, как герои "Звездных войн", "Стартрека" и прочих космических эпопей - а в ТАРДИСе, модифицированной изнутри полицейской будке образца 60-х. Он испытывает страх, неловкость, боль, непонимание, горечь от невозможности что-либо изменить, а из волшебных орудий у него… одна лишь отвертка. В более ранних сериях этот посланник Вселенной был более прост, понятен и даже… предельно искренен. Но словно бы чем больше человечество запутывается в матричном коде, который само же и создает, тем грустнее становится Доктору при общении с землянами. Быть может, неспроста сериал исчез с экранов в 1996-м году и снова вынырнул на поверхность лишь в 2005-м - в водовороте эпохи перемен и взрывного роста информационных технологий было очень непросто найти место Доктору, который всегда на шаг опережает современную нам человеческую реальность. Когда вектор развития западного общества в новом веке стал понятным, угрозы приобрели более оформленный характер - Доктор снова заступил на свою вахту. И стал интересен далеко за пределами страны, породившей этот кинофеномен.

Девятый Доктор Кристофера Экклстона, со свойственной британским северянам прямотой ("На каждой планете есть свой север") удивляется и недоумевает недальновидности людей, тем, как они прельщаются мишурой современного мира, без рассуждения, словно аборигены на бусы, кидаются использовать каждую техническую новинку. Но он также показывает, что пути назад нет и не может быть - прошлое не изменить, поэтому вместо окукливания в окружении уютных миражей надо вырабатывать свое отношение к действительности, что-то принимая, а что-то бескомпромиссно отвергая.

Десятый Доктор Теннанта, взрывной, эмоциональный и очень ранимый, показывает на примере многих эскапад и путешествий, что ему боязно не за одно человечество - ему не по себе и от того, как люди себя ведут с представителями других цивилизаций, в чем безошибочно угадывается жестокость двуногих к себе подобным.

Одиннадцатый Доктора Мэтта Смита - по мнению многих, самый глубокий, душевный и одновременно самый неловкий из всех - совершенно неожиданно своим неземным взглядом раскрывает ценность и глубинный смысл основных движений души, делающих homo sapiens человеком и дающих ему единственный возможный язык для взаимодействия с представителями других цивилизаций.

И вот, наконец, Двенадцатый Доктор Питера Капальди - самый возрастной из последних, очень неоднозначный, противоречивый, психологически сложный и во многом трагический, предстанет перед нами в этом обличье в последний раз. В рождественском эпизоде этого года ему предстоит "регенерировать", только в кого именно - на данный момент неизвестно . Создается впечатление, что сценаристы в очередной раз осознают, что мир стоит на пороге страшных перемен, которым пока что нет названия. Доктор устал, он напоминает о том, что все имеет свой конец, и жить надо непременно ответственно и с достоинством. Каждый раз переживая на экране его перерождения, трудно сдержать щемящую сердце печаль. Да, на смену уходящему придет следующий, но от этого утрата доброго знакомого ничуть не менее горька.

И многие миллионы в нашем циничном обществе ему верят на слово, обращаясь к нему, а не к политикам за утешением, буквально прося Доктора сказать, что "все будет хорошо". И этот маленький человек с большим сердцем в очередной раз констатирует - да, все именно так и будет, дорогие мои, если каждый из вас наконец-то возьмет ответственность хотя бы за то малое, что от вас зависит.

Читайте также