Доктор нашего времени

Неожиданный поворот в жизни "Доктора Кто" как крайне тревожный сигнал

В фокусе 15.05.2017, 16:04 | Текст: Юлия Авакова

Итак, медленно, но верно десятый сезон легендарного "Доктора Кто" движется к своему экватору - 13 мая был показан пятый эпизод под названием "Кислород" (Oxygen), созданный по сценарию Джейми Мэтисона. И эта серия, уже успевшая разделить неравнодушных ко вселенной Доктора, представляется особенно важной. Откровенно варварской по отношению к Доктору и садистской в глазах многомиллионной аудитории неравнодушных к его скитаниям.

Как уже было отмечено ранее, общее впечатление от текущего сезона складывается очень противоречивое: с одной стороны, просто зашкаливает количество цитирований более ранних приключений Доктора, что начинает утомлять. С другой стороны, использование образов из других научно-фантастических эпопей, фильмов ужасов и прочего хоть и добавляет постмодернистского флера, но нередко весьма остроумно, так как добродушно высмеивает их в самые подходящие для этого моменты. Кроме того, сами развязки очередных эскапад по-прежнему трогают своей человечностью и искренностью выводов, в которых главным зачастую становится не то, что прямо следует из сюжета, а некоторая побочная линия. И если бы этим исчерпывались "за" и "против", то очередной сезон в целом вполне бы себя оправдывал, вписавшись как вполне приемлемый в эпопею длиной более полувека.

Но это, увы, не все. Как мы увидели в третьем и четвертом эпизоде - представление о личности одного и того же Доктора у разных сценаристов диаметрально противоположное - то он является нам в образе "объективного" и беспристрастного наблюдателя, видевшего слишком много смертей и поэтому не особо чувствительного к человеческому страданию, то он искренне переживает за приятелей Билл, оказавшихся в английской версии избушки на курьих ножках.

Пятый эпизод вносит в это некоторые коррективы, умеючи жонглируя противоречиями, приведенными выше. Доктор в один прекрасный момент обрекает Билл на верную (в предлагаемых обстоятельствах еще и страшную смерть), однако старуха с косой дает промашку.

С точки зрения антуража в новом путешествии не удивляет практически ничего: Доктор, Нардол и Билл отправляются в открытый космос, получив тревожное сообщение с очередной станции. Там они привычно сталкиваются с несовместимой с жизнью угрозой (на этот раз обошлось без далеков), и находчивость Доктора, преданность и бесстрашие его спутников делают свое дело: добро в итоге торжествует. По ходу развития событий опытные знатоки космических одиссей узрят отсылки к этому жанру в целом, "докторовскому" канону в частности, милую оплеуху в адрес "Аватара" и реверанс шоу Blue Peter, троллинг "Стражей галактики", беззастенчивое цитирование "Ходячих мертвецов" и иже с ними. Это, в целом мило и забавно, хотя происходящее вопиюще и кричаще нелогично. Возникает вопрос - а почему абсолютно архетипический сюжет нельзя было развить наподобие сотен и тысяч удачных примеров примерно того же жанра?

Ответ: в данном случае все дело в идеологии, в духе непримиримого социализма или в том компактном конструкте, который за него выдается. Эта линия, появившись во втором эпизоде "Улыбнись" (Smile), была творчески и со вкусом развита в "Тонком льду" (Thin Ice), что само по себе примечательно и отрадно - обычно осуждение классового строя старой доброй Англии было позволено только Диккенсу и тем, кто адаптирует его произведения для экрана. В серии "Тук-тук" (Knock Knock) тема проскальзывает как фактическое закабаление неопытных юнцов, заблуждающихся по части добросовестности контрагента-домовладельца.

В "Кислороде" все еще интереснее, мы так и не встречаемся с главным виновником произошедшего на станции (хотя это всегда можно свалить при желании на антагонистов Доктора, особенно тех, чье появление было анонсировано ранее). Виновник всему - заведенный (читай - капиталистический) порядок. Здесь хвост виляет собакой, а скафандры (местные гаджеты) управляют людьми. В таком будущем кислород - на вес золота, и проникновение его в дополнительных объемах с ТАРДИСа (по идее, дело хорошее) индексируется как нелегальная деятельность, по которой моментально вычисляется местонахождение самозванцев. Скафандры сами отключают своих обладателей от кислорода по достижении определенного лимита, уничтожая тех, для чьего облуживания он предназначен. Чтобы спасти остатки экипажа от превращения в зомби Доктор загоняет программу управления скафандрами в западню - ловушку капитализма, что выглядит особенно трогательно, если принять во внимание, в какой стране снят фильм.

А дальше - начинается фантасмагория. Незнакомцы относятся к Доктору с опаской, Билл же не остается только действовать по его указке. Она ему верит, а он ее посылает на смерть, спрашивая при этом, доверяет ли она ему. Это - подрыв девиза всего фильма - "Trust your Doctor", практически сокрушающий основы телепроекта. Но в этом ясно видны моффатовские отголоски "trust issues" Джона Ватсона, приведшие его в смертельные объятья очередного психотерапевта. Далее - перед расставанием с Билл Доктор ей говорит о том, что ей придется пройти через ад, что очень сильно напоминает крайне недоброе аналогичное послание Мэри Морстан Шерлоку, вывернутое создателями наизнанку и из доведения до самоубийства Шерлока их усилиями переквалифицированное чуть ли не в акт милосердия по отношению к детективу и его лучшему другу. Так что же Доктор? Был ли он уверен в том, что, отправив Билл на погибель, сумеет ее вырвать из когтей смерти? А в финале - опять сакраментальная фраза о том, что "что-то грядет", обернувшаяся фиаско все в том же "Шерлоке".

Но и это не все. "Кислород" косвенным образом продемонстрировал, что создатели "Доктора" с увлечением читают размышления фанатов родственного проекта в жанре фан-фикшн. В свое время, после появления на экранах "Безобразной невесты", среди поклонников "Шерлока" ходила теория, что эксперименты детектива на борту самолета привели к вполне определенным необратимым последствиям со стороны его пошатнувшегося здоровья - и доказательство тому они увидели в первых кадрах, после прихода его в сознание. Там это пророчество, к счастью, не сбылось.

Зато идея была практически воплощена в "Докторе Кто". Цена спасения Билл - ужасающая, причем не только для самого Доктора, но для человечества в целом. Со свойственной иронией Доктор говорит: помимо главного, у меня нет отвертки, нет ТАРДИСа, запасов кислорода осталось на десять минут, представляете, насколько я буду несносным, когда я справлюсь с возникшей ситуацией?

Последние десять минут серии показывают со всей саднящей очевидностью, что нам очень скоро предстоит расстаться с одним из самых глубоких актеров, взвалившим на свои плечи эту роль. То, что сценаристы сотворили с Доктором - чудовищно и, откровенно говоря, почти что запрещенный прием. Но то, как Доктор несет постигшую его трагедию, одновременно заставляет сжаться сердце и, что удивительно, воспрянуть духом.

Единственный осмысленный вывод, который можно сделать из произошедшего, таков, и адресовать его нам надо самим себе. В каком состоянии находится человечество, если Доктор, призванный его защищать, сам погрузился во тьму?

Читайте также