Новости

23.09.2018 09:00
Рубрика: Культура

Этим летом в ГУЛАГе

Корреспондент "РГ" побывал на съемках фильма "Зулейха открывает глаза"
В 70 километрах от Казани вырос сибирский поселок Семрук. Объясняется эта "географическая аномалия" просто - здесь по заказу канала "Россия 1" начали снимать фильм "Зулейха открывает глаза" по одноименному роману Гузели Яхиной. Корреспондент "РГ" отправился на съемки, чтобы увидеть, как нашумевшее литературное произведение (роман удостоен премии "Большая книга") превращается в кинокартину.

Отстроили красноярский поселок Семрук за лето в живописнейшем местечке "Белые горы" неподалеку от районного центра Лаишево. Это каменистый берег Камы с крутыми утесами из известняка посреди леса. Теперь дорогу к излюбленному месту отдыха местных жителей преграждают шлагбаум и охранник. Вот только лаишевцы никак не могут к этому привыкнуть и с невозмутимым видом хозяев проходят на съемочную площадку. То компания начнет жарить шашлыки на пляже, то бабушка - выгуливать коз в перелеске. Приходится просить их уйти. Единственный законный способ находиться здесь - играть в массовке. И она почти сплошь состоит из местных. Лица фактурные, народные. Смотришь и веришь: "ссыльные крестьяне". Они очень органично существуют в пространстве Семрука. Вот охранник дремлет на крыльце, рядом болтают две пожилые крестьянки, переходя с русского языка на татарский и обратно. По улицам шныряют хулиганского вида мальчишки в широких брюках и тяжелых стоптанных ботинках. Эдакая шпана 1930-х.

В Семруке более десятка построек: комендатура, лазарет, столовая, жилые дома и, конечно, клуб. Все они очень симпатичные, аккуратные и не очень-то ассоциируются с системой ГУЛАГ.

- Никаких подробных описаний поселка в книжке нет, - говорит главный художник фильма Мария Турская. - Она про людей и их отношения, а я придумываю мир, в котором эти люди живут. У меня была задача, чтобы поселок отличался от сталинских лагерей. Здесь собраны не заключенные, это раскулаченные, переселенцы. Их никто здесь не охраняет с собаками, здесь нет колючих проволок. Никто не заставлял их строить мрачные бараки. И если бы мы были историческими реконструкторами, а не художниками, то построили бы унылую деревеньку. Но у нас правда кино, а не правда жизни.

По концепции Марии Турской, переселенцы строили поселок под влиянием советского конструктивизма. И особенно это видно по причудливым ломаным линиям клуба.

- Я вдохновилась архитектором Мельниковым. Клуб построен по мотивам Дома культуры имени Русакова, в котором находится театр Виктюка, - признается художник.

А вообще у Марии Турской очень смелый замысел представить Семрук как "золотой город на белых камнях". Такой Эльдорадо посреди сибирской тайги. К слову, о тайге. Снимали суровые хвойные леса в Пермской области, татарстанская лесостепь для этого не подходит. А вот Кама в роли Ангары кинематографистов вполне устроила.

Подобрать актеров для фильма еще сложнее, чем найти место. По словам исполнительного продюсера кинокомпании "Русское" Ильи Папернова, проще всего было с Чулпан Хаматовой. Она была единственной кандидатурой. А вот на главную мужскую роль - Игнатова - перепробовали как минимум тридцать человек. В итоге остановились на Евгении Морозове.

- Здесь особые требования именно к ансамблю актеров, - говорит Илья Папернов. - Десять сквозных полноценных персонажей, которые идут через весь фильм. И важно подобрать артиста с учетом всего ансамбля.

Что касается грима, то самый сложный он у Розы Хайруллиной, играющей роль Упырихи. Там есть элементы пластики. Корреспонденту "РГ" удалось увидеть ее, и, честно говоря, холодок пробежал по спине. По берегу за руку вели жутковатую старуху с бельмами на глазах. В этот момент актриса действительно ничего не видела - ей наложили специальные линзы.

В фильме, уверяет Илья Папернов, будет немало трюков. Задействована лучшая команда каскадеров в России.

Вскоре мы встречаем Евгения Морозова, играющего роль Игнатова: всего в крови, с разбитой головой и израненной ногой. Интересуюсь, что с ним случилось.

- Я почти умер. Бежал за кузнецом, меня затесало среди бревен, - отвечает Евгений Морозов. К роли сотрудника НКВД Игнатова отношение у него сложное. Старается играть его мужскую составляющую, не олицетворяя себя с героем полностью.

- Самая сложная сцена в физическом плане - спасать Зулейху из реки в Перми, - рассказывает он. - Это 20 метров глубины. Мы были в одежде, она сразу тянет ко дну. Зулейха была беременная. Я одной рукой тащу ее, она орет - плавать не умеет. Дублей восемь снимали. Но это ни в какое сравнение не идет с тем, когда тебе дают папку с надписью "Дело" и там список реальных людей, наши реквизиторы постарались. Более 300 человек. Я сижу и семь минут слюнявлю карандаш, вычеркиваю имена и пишу "убыл". Я после этого несколько дней находился в странном и страшном состоянии.

Чулпан Хаматова сосредоточенно идет по пыльной дороге Семрука. Приставать к актрисе с вопросами категорически запрещено. Она готовится войти в кадр. По пути останавливается у крыльца, где сидит юноша, обнимает и целует его в щеку. Это Юсуф, сын Зулейхи, отдыхает после съемок сцены. Точнее, один из Юсуфов - этого героя в разные возрастные периоды играют четыре человека.

Время на съемках протекает по своим законам. Пытаться уловить логику в хронологии сцен даже не стоит. Еще полчаса назад Зулейха беседовала со взрослым сыном, а вот она еще беременная. Тяжело ступая по камням, Чулпан в татарском национальном костюме бредет с котелками и мисками к реке. В Семруке ее героиня - повариха и посудомойка. Тяжелая, но вполне привычная работа для раскулаченной крестьянки...

Прямая речь

Гузель Яхина, писатель:

- Мы решили поехать на съемочную площадку с родителями. Для нас этот таежный поселок, который вдруг внезапно возник здесь, на берегу Камы, это, конечно, не только Семрук из романа , это в первую очередь место, отдаленно напоминающее поселок Пит-городок, где была в ссылке моя бабушка. И мы ехали со смешанным чувством. С одной стороны, это радость, с другой - волнение. Мы понимали, что он не будет похож на настоящий. Но тем не менее ощущение, что мы прикоснулись к тому, что произошло с бабушкой в 30-е годы, возникло. Поселок Семрук сияет свежим деревом. Мне, конечно, казалось, что это должно быть не пиленое дерево, а грубые неокоренные бревна. Но я понимаю, что кино есть кино. Что касается Чулпан Хаматовой, то я счастлива увидеть ее в роли Зулейхи. Правда, сейчас снимают серии, где она уже без платка и длинных волос. Это почти свершившаяся метаморфоза с этой женщиной. А мне, конечно, любопытно посмотреть, какой она была вначале.

Культура Кино и ТВ Наше кино
Добавьте RG.RU 
в избранные источники