«РГ» представляет
проект «Социальный банк вопросов по COVID-19»

Здесь вы можете задать вопросы на любую тему, связанную с новой коронавирусной инфекцией, мерами поддержки населения, медиков и бизнеса.

Вам ответят ведущие специалисты Минздрава, Минэкономразвития, ЦБ, Роспотребнадзора, Пенсионного фонда России, Фонда обязательного медицинского страхования и других ведомств.

Задать вопрос
Новости проекта
Анна Попова: Новая нормальность - это ответственное отношение к своему здоровью
Осеннее "обострение" с COVID-19, о возможности которого еще летом предупреждали эпидемиологи, все-таки случилось. В последние дни вирус бьет майский антирекорд по новым случаям: в пятницу зарегистрировано 12 126 вновь инфицированных, в субботу - 12 846, а в воскресенье уже 13 634 (до этого худшим днем было 11 мая, когда на учет поставили 11 656 заразившихся). При этом у четверти заболевание проходит без симптомов, но еще четверть заразившихся - из группы риска, именно поэтому увеличился и поток пациентов, нуждающихся в госпитализации. О том, как развивается эпидемическая ситуация, об ответственности самих людей, от которых сейчас зависит очень многое, о том, почему нужны те или иные меры защиты - от простых масок и до прививок - журналистам "Российской газеты" рассказала на "Деловом завтраке" глава Роспотребнадзора, Главный государственный санитарный врач России Анна Попова.

Специалисты говорят, что эпидемия остановится, когда иммунитет к коронавирусу будут иметь 70-80 процентов населения - либо за счет вакцинации, либо переболев. Как вы думаете, что произойдет быстрее: мы все рано или поздно заразимся или все же значительную часть людей успеют привить?

Анна Попова: У нас в России на сегодняшний день переболело меньше одного процента населения. Даже если учесть, что какая-то часть перенесла заболевание бессимптомно, и в статистику не попала, все равно итоговая цифра не будет значимо выше. Так что до того уровня популяционного иммунитета, который обеспечил бы нам полную защиту, пока далеко. Поэтому ответ, на мой взгляд, очевидный: говорить о том, что мы быстрее переболеем, чем привьемся, не приходится.

Вакцинация от COVID-19 нам нужна, так же, как против гриппа, кори, полиомиелита, дифтерии, столбняка, паротита, коклюша и целого ряда других инфекционных болезней, которыми мы не болеем ровно потому, что больше 90 процентов населения в стране привиты от них еще в детском возрасте, и ревакцинируются в нужные сроки уже взрослыми.

Мы сейчас балансируем на грани очередного локдауна, которого никто не хочет. Европа уже включает жесткие запретительные меры, одна страна за другой. Как вы относитесь к шведскому опыту - изолировать только пожилых, а остальным дать переболеть легко? Возможен ли этот вариант для нас?

Анна Попова: У каждой страны, как показывает практика, свой путь в этой ситуации. Делать выводы и давать оценки о том, кто и как действовал, мне кажется, пока рано. Вирус новый, мы знаем о нем всего девять месяцев, и до того флажка, где можно подводить итоги, нам еще далеко. Хотя, конечно, мы продолжаем его изучать, и также внимательно следим за всем, что публикуют наши коллеги за рубежом. Обретение знаний по новому коронавирусу, я бы сказала, идет в геометрической прогрессии, и мы сегодня совсем не в той точке осведомленности, в которой были даже три месяца назад.

Границы постепенно открывают - nщательно взвесив "за" и "против". Фото: Reuters

Поэтому не могу согласиться с вашим тезисом, что мы "балансируем на грани". Напротив: мы четко понимаем, что происходит и что нужно сделать, чтобы не пришлось принимать каких-то дополнительных жестких мер.

И что же нужно делать?

Анна Попова: Сегодняшняя ситуация связана с тем, что новая форма поведения, соблюдение мер профилактики - это определенное напряжение, и люди устали. Но эту усталость, это нежелание нужно преодолеть.

Мы четко понимаем, что происходит и что нужно делать, чтобы не пришлось принимать каких-то дополнительных жестких мер

Мы наработали за эти девять месяцев огромное количество рекомендаций для разных отраслей экономики, для сферы образования, культуры. Есть четкие алгоритмы, как нужно себя вести в каждой ситуации. И главное сегодня - мобилизоваться и делать ровно так, как написано. Это не сложно. Может быть, некомфортно, неудобно, но нужно. В противном случае мы можем быстро прийти к точке, когда, как вы сказали, начнем "балансировать". Главное сейчас - повернуть вектор расслабленности к вектору действий и самоограничений.

Сегодня региональные власти взяли более жесткий тон и требуют, чтобы люди носили маски - в транспорте, в магазинах и т.д. Еще раз повторю: это новая нормальность. Я это говорила в феврале и сейчас понимаю, что да, мы не ошиблись тогда - новая нормальность.

Можно жить, не снижая качества жизни, соблюдая несложные правила. Если нужно носить маски - пусть они будут красивые, давайте введем такую моду. Это, кстати, делают сегодня в вузах - проводят такие конкурсы. Лучше ограничить себя в малом, чтобы не болеть.

А по поводу рассуждений - не дать ли всем переболеть - скажу так: нужно сделать все, чтобы не заболеть. Мы много знаем о новом вирусе, но далеко не все. То, что он коварен, это сегодня уже очевидно. Но мы не знаем отдаленных последствий. Еще не родились дети, которые зачаты от переболевших родителей. Поэтому сегодня главная задача для каждого - не переболеть, а не заболеть.

Но факт остается фактом: многие пока игнорируют и масочный режим, и перчатки не носят. Как изменить эту ситуацию?

Анна Попова: Люди в принципе не любят, когда им диктуют, как им надо жить. Надо меньше есть, чтобы не было ожирения - не учите нас жить. Не надо курить - да что вы мне рассказываете? Надо носить маски - и здесь проявляется нигилизм. К сожалению, так человек устроен - пока он не столкнулся вплотную с печальной реальностью, он считает, что ее не существует.

Кто самые ярые сторонники новых правил? Это прежде всего те люди, которые, к сожалению, имеют тяжело переболевших близких, знакомых, или, не дай бог, ушедших из жизни. Но неужели надо заплатить эту цену, чтобы осознать уровень угрозы?

Моя позиция: людей надо убедить, что так надо жить сегодня. Так поменялась жизнь. Очень надеюсь, что информационным фоном, полем воздействия мы сможем ситуацию поменять, не применяя более жестких мер. Сегодня в магазин не пускают без маски - это уже шаг. Сейчас включилось железнодорожное ведомство, чтобы был контроль на входе в электричку. Но все-таки главное - чтобы сами люди понимали важность этих мер и сами их соблюдали.

В Роспотребнадзоре открыта "горячая линия" по COVID-19. О чем спрашивают чаще всего?

Анна Попова: Горячая линия оказалась очень востребованным форматом общения - к середине лета нам поступило больше двух миллионов звонков. Вопросы разные. Летом, например, интересовались, как поехать на отдых, какие справки нужны. Сейчас - на первый план вышли вопросы о профилактике и лечении. От самого простого: как носить маску, сколько времени, как снимать? И до более сложных вопросов - о вакцинации, о том, как не заболеть.

То, что вирус коварен, это очевидно. Но мы не знаем отдаленных последствий. Еще не родились дети, которые зачаты от переболевших родителей. Поэтому сегодня главная задача для каждого - не переболеть, а не заболеть

Горячая линия - не единственный наш информационный канал. У нас есть своя страница в Instagram. Стараемся давать информацию максимально доступно.

Вопрос от нашей читательницы Татьяны Григорьевны. Она посмотрела сюжет на "России-1": вы рассказали, что привились вакциной научного центра "Вектор", у которой нет противопоказаний для тех, у кого аллергия на куриный белок. Это так? Что посоветуете людям старшего поколения, которые входят в группу риска?

Анна Попова: Очень важный вопрос. Мы считаем, что вакцина, созданная учеными ГНЦ "Вектор" Роспотребнадзора, лучше всего подойдет людям старшего возраста, людям с хроническими заболеваниями. Это синтетическая вакцина, в ней нет естественного живого белка, нет никаких фрагментов вируса. То есть куриный белок не имеет к ней никакого отношения.

В вакцине используется искусственно синтезированный белок-носитель, и к нему присоединены три пептида - это также "сконструированные" методом генной инженерии копии частиц вируса, которые и вызывают иммунный ответ у человека. Причем они абсолютно стабильны и неизменны. Это обеспечивает отсутствие реактогенности вакцины. Она не вызывает никаких аллергических реакций. Это проверено на всех этапах доклинических испытаний на животных, а потом и при проведении заключительной фазы исследований с участием добровольцев.

Мы с коллегами из "Вектора" работаем в плотном контакте. Во-первых, мне это крайне важно в силу моей профессии. Во-вторых, я за это отвечаю, потому что это наш научный центр. Мы тщательно контролировали результаты на всех стадиях исследований. Аллергической реакции не было ни одной.

Действительно, я фактически участвовала в клинических исследованиях, сделав прививку этой вакциной. У меня сезонная аллергия - поллиноз, и для меня было важно ощутить, будет ли у меня какая либо реакция. Могу сказать: нет, никакой реакции не было - ни субъективной, по моим ощущениям, ни объективной, по результатам лабораторных исследований, которые сопровождают весь период клинического наблюдения.

Вопрос от нашего собкора Натальи Саванковой. "Я мама двух школьников - 5-й и 9-й класс. У нас в Пензе школьники учатся, у нас нет каникул. Но мы беспокоимся, что могут ввести дистанционное обучение, и решение об этом принимает санитарный врач. Какой должен быть порог заболеваемости, чтобы принималось такое решение?

Анна Попова: У нас уже давно сложилась практика, и сейчас ее используют многие наши коллеги на Западе: когда приходит сезон ОРВИ, да еще присоединяется грипп, мы включаем алгоритм прерывания эпидпроцесса в школе. Мы переводим отдельный класс, а иногда и всю школу на дистанционное обучение.

Порядок такой: если из-за ОРВИ и гриппа в классе отсутствует двадцать процентов учеников, директор школы вправе отправить класс на карантин. Подчеркну, это не распоряжение санитарного врача, ни кого-то еще - директор принимает это решение сам.

Когда в 2016 году мы стали активно использовать эту схему - мы просто закрывали классы. А сейчас школы научились не останавливать процесс обучения. Дети продолжают получать знания, но главное, что они находятся дома. Мы сохраняем здоровье всех тех, кто в этой школе и учится, и работает.

С коронавирусом ситуация, конечно, сложнее. Здесь возможно переводить класс на дистанционную работу и в случае нескольких заболевших. Но это не основание для того, чтобы прерывать процесс обучения во всей школе. В каждом конкретном случае с коронавирусом решение принимают врачи-эпидемиологи в регионах.

Дети могут быть инфицированы, хотя и не имеют симптомов заболевания. А какова ситуация с заболеваемостью учителей?

Анна Попова: Удельный вес заболевших учителей крайне невысок. Рост заболеваемости есть, но не столько из-за коронавируса, сколько из-за других сезонных инфекций. Учителей защищают маски, которые они должны носить, когда общаются друг с другом. На сегодняшний день у нас не зафиксировано случаев, когда бы учитель заразился от ребенка. Но мы точно знаем, что в учительской это происходит нередко.

А самый большой всплеск заболеваемости в сентябре - у офисных работников. Они все лето были на удаленной работе, в отпусках, а сегодня вернулись к привычному очному режиму, но при этом, видимо, нигилистически отнеслись к необходимости соблюдать меры защиты. Сейчас эта ситуация исправляется.

Ирина Штерман, наш собкор из Иркутска, спрашивает о порядке тестирования на COVID-19 тех, кто вернулся из-за границы. Люди, прилетающие в регионы, летят транзитом через Москву, и теряют сутки на перелете. Учитывая, что даже коммерческие лаборатории делают тест 1-2 дня, а районные поликлиники еще дольше, люди не укладываются в трехдневный срок, оговоренный Роспотребнадзором. Что делать?

Анна Попова: Достаточно долго в этом году мы прожили, не имея возможности улететь за границу. С 1 августа очень осторожно, взвешенно оперативный штаб правительства открывает то или иное направление, определяет количество рейсов. До этого времени все, кто возвращался из-за рубежа, должны были пройти 14-дневное медицинское наблюдение, изоляцию, как принято говорить, карантин. С 1 августа правила изменились. Вместо 14-дневной изоляции по прилету необходимо сдать тест на коронавирус, и в течение трех дней результат отправить через портал Госуслуг. Наши граждане, авиакомпании, турагентства были об этом заранее предупреждены. И каждый человек, планируя лететь за рубеж, абсолютно точно знает, что он должен сделать по возвращении домой.

Люди, у которых тяжело переболели близкие, отлично понимают, зачем они носят маски и перчатки. Но неужели надо заплатить эту цену, чтобы осознать уровень угрозы? Фото: РИА Новости

Напомню, пандемия во всем мире. Если у нас есть право отдохнуть и куда-то улететь, у людей рядом с нами есть право на сохранение своего здоровья. У нас сегодня не так много людей, которые по техническим причинам не смогли пройти это обследование за три дня. Управления Роспотребнадзора в регионах жестко следят и наказывают нарушителей в соответствии с КоАП. Но если у человека есть оправдательные документы, которые может принять суд, то тогда штраф не накладывается.

Но причина должна быть, и ее нужно подтвердить. Например, не работал сайт, человек три дня пытался загрузить результаты на портал госуслуг, и только на четвертые сутки ему это удалось. В таком случае к административной ответственности его не привлекут. Но если человек пытается спрятаться или пренебречь чужим правом на здоровье, тогда штраф неизбежен.

Что сейчас опасней - ездить каждый день в метро или взять отпуск и отправиться с ребенком на юг? И сможем ли мы куда-нибудь поехать в новогодние каникулы?

Анна Попова: Буквально вчера у меня была беседа с одной семейной парой, они сказали, по-моему, то, с чем многие согласятся: в самоизоляции были и плюсы, мы были так рады, что появилась возможность больше общаться семьей. Мы, наконец, друг друга увидели...

Поэтому ответ такой: если есть возможность провести это время с ребенком, то нужно провести его с пользой и безопасно.

Пандемия продолжается во всем мире. Если у нас есть право отдохнуть и куда-то улететь, у людей рядом с нами есть право на сохранение своего здоровья

Ехать ли на юг - не знаю. Это риск - перелеты, транспорт, много контактов. Но сезонный подъем заболеваемости сегодня идет во всем мире. Поэтому, я бы советовала провести это время с ребенком где-то на даче на свежем воздухе.

Но если вы вынуждены ехать куда-то в транспорте сами или с ребенком, обязательно нужна маска, которую вы на себя надели по всем правилам, и снимаете тогда и так, как нужно.

Что касается новогодних праздников, сейчас дать точный прогноз, какой будет эпидемическая ситуация у нас, и в других странах к концу года, вряд ли возможно. Но у нас есть опыт, и очень удачный, по внутреннему туризму - этой возможностью можно будет воспользоваться.

Вопрос нашего собкора из Омска Натальи Граф. "В августе я перенесла коронавирусную инфекцию. Сдавала три теста на коронавирус, все были отрицательными. А в стационаре выяснилось, что у меня уже начались осложнения, и был диагностирован COVID-19 в острой форме. Аналогичная история была и у моих знакомых. Насколько информативны тесты и можно ли им верить?

И второй вопрос - о реабилитации больных, перенесших COVID-19 в тяжелой форме: можно ли пройти ее бесплатно по программе ОМС, поскольку путевки в санатории дорогие, и не каждая семья может позволить себе такие траты".

Анна Попова: Начну со второго вашего вопроса. Вопрос реабилитации больных, перенесших COVID-19, решается на государственном уровне. В первую очередь регионы оказывают такую помощь тем, кому это необходимо по медицинским показаниям.

Что касается эффективности тестирования, я абсолютно уверена в тестах российского производства.

Почему бывают ложноположительные и ложноотрицательные результаты? Многие заболевания, то же воспаление легких, может быть вызвано разными возбудителями. Так, большое количество пневмоний прошедшей весной имели не вирусную природу, они были вызваны микоплазмой.

Кроме того, необходимо учитывать и такой момент - при тестировании берут мазок из носа. И если человек обратился не в первый день заболевания, а позже, возбудитель может уже гнездиться в легких. Есть также данные о том, что концентрация вируса на слизистой носа и на слизистой задней стенки глотки может значительно отличаться. Так что если сдать анализ позже чем через неделю после начала заболевания, то мазок из носа может и не показать наличие вируса.

Самый принципиальный момент - время проведения обследования. Нужно обращаться к врачу при первых же симптомах. Вот тогда лабораторная диагностика даст более достоверный результат.

Тесты нужно делать и другого способа подтвердить, что у вас COVID-19, а не грипп или ОРВИ, нет.

Вопрос от нашего собкора из Ростова-на-Дону Натальи Коротченко, которая тоже летом переболела коронавирусной инфекцией. "Как долго человек, заболевший COVID-19, остается опасным для окружающих? Все знают про карантин в две недели. Значит ли это, что на 13-й день человек еще заразен, а на 14-й уже нет? Я вышла на 15-й день из дома, и знакомые старались держаться от меня подальше".

Анна Попова: Давайте разберемся относительно этих двух недель. 14 дней - это период инкубации. Если вирус попал в организм, то 14 дней - это крайний срок, когда он даст клиническое проявление. Поэтому двухнедельный карантин нужен для тех, кто был в контакте с заболевшим или приехал из другой страны. За это время становится ясно, был человек заражен, заболеет ли он.

Период наблюдения после выздоровления - это другое. В наших нормативных документах, как и во многих странах, указано, что критерием выздоровления являются два последовательных отрицательных результата тестирования на наличие коронавируса, выполненных с интервалом в 24 часа.

Сделали два теста, они показали отсутствие вируса - вас выписывают с больничного, допускают к работе. С двухнедельным сроком это никак не связано.

При этом ответ, когда переболевший становится абсолютно безопасным для окружающих, не так однозначен. Есть данные наблюдений, хотя этих случаев не так много, когда у человека уже проходили все симптомы, он чувствовал себя абсолютно здоровым, но продолжал выделять вирус. Вот почему мы говорим, что масочный режим обязателен для всех, включая и тех, кто переболел.

Иммунитет у того, кто переболел, и у человека, после прививки отличается?

Анна Попова: Иммунитет, который вырабатывается после вакцины, защищает от заражения так же, как и иммунитет, который получен в результате перенесенного заболевания. У нас до сих пор нет достоверно подтвержденных случаев повторного заражения коронавирусом - все описанные случаи, а их шесть, - за рубежом. В России после тщательной проверки такие не подтвердились.

13 634 инфицированных COVID-19 зарегистрировали в воскресенье в России. Вирус бьет майский антирекорд по новым случаям заражения

Но, конечно, если говорит о формировании иммунитета, вакцинация - лучший и более безопасный способ. После заболевания может развиться целый ряд осложнений, зачастую тяжелых. Кроме того, повторю, мы не знаем еще о возможных отдаленных последствиях, только изучаем это. Поэтому преимущество, конечно же, за поствакциональным иммунитетом.

Анна Юрьевна, через несколько дней ваш юбилей, с которым мы вас от души поздравляем. Когда вы поступали в высшее учебное заведение, выбирали профессию, мечтали о схватке с вирусом? Или вам не могло прийти в голову, что весь ваш юбилейный год пройдет в борьбе с пандемией?

Анна Попова: Мне, наверное, очень в жизни повезло, потому что, сколько я себя помню, я всегда знала, что буду врачом. А когда поступала в медицинский институт, у меня уже были публикации по эпидемиологии, и я точно знала, что я буду заниматься именно эпидемиологией.

У "Российской газеты" тоже юбилей, нам 30 лет в ноябре. Праздники-то ведь все равно в стране происходят. Как праздновать в этой ситуации? Какой формат торжества вы бы предложили как руководитель Роспотребнадзора?

Анна Попова: Виртуальный. Торжество сегодня может быть исключительно виртуальным. Надо осваивать этот новый формат во благо собственного здоровья и здоровья тех, с кем вы хотите праздновать вместе.

Ну а цветы ведь можно дарить во время пандемии?

Анна Попова: Нет никаких данных за то, чтобы этого сделать было нельзя.

Анна Попова: "Горячая линия" оказалась очень востребованным форматом общения. Звонить можно по телефону 8-800-555-49-43. Фото: Александр Корольков/РГ
Послушайте голос Левитана из 41-го

Должна ли вакцинация остаться добровольной

Сейчас много говорится о необходимости вакцинации: от гриппа, чтобы избежать наложения двух инфекций, а в дальнейшем и от COVID-19, когда закончатся испытания вакцины. Известный наш детский доктор, академик Лейла Сеймуровна Намазова-Баранова привела просто убойный аргумент в пользу прививок, против которого и возразить нечего: мы вкладываем огромные деньги в лечение диабета, онкологических, сердечно-сосудистых заболеваний, но умирает большинство таких больных не от основного заболевания, а от присоединенных инфекций. Это еще раз подтвердила эпидемия COVID-19. Значит, прививки нужны, но не все это понимают. Как вы считаете - может быть, настала пора пересмотреть зафиксированный в законе принцип добровольности при вакцинации?

Анна Попова: Я свою позицию уже высказала. Я не сторонник штрафов и жестких мер воздействия. Я сторонник убеждения. Я абсолютно уверена, что людей можно убедить. Просто с ними нужно разговаривать, чего мы, как медицинское сообщество, какое-то время не делали, как делали лет 30 назад. Тогда у нас были и дома санитарного просвещения, и специальные программы, и плакаты для взрослых, и стихи и мультфильмы для детей.

У нас есть музей санитарной службы. И там сохранились пластинки, выпущенные в мае 1941 года. На них голос великого Левитана, который рассказывает, как не заболеть гриппом, дифтерией, убеждает, что детей надо прививать. Вот такая просветительская работа. Мне кажется, это самый правильный курс, которым нужно идти и сегодня.

Тот огромный объем информации, который черпается из интернета, зачастую информации недостоверной, непрофессиональной и агрессивной - это, конечно, никакой не разговор, не диалог, а просто недобросовестная игра в одни ворота. Если вы, я имею в виду СМИ, будете активнее давать возможность выступать профессионалам, в том числе, таким ярким и убедительным, как Лейла Сеймуровна, сторонников прививок будет все больше.

Вопрос партнера

У нас есть партнерская программа - "Российская газета" объединила более 500 региональных СМИ для осуществления информационного сотрудничества. Газета "Тагильский рабочий" спрашивает: планируется ли введение обязательного масочного режима в школах?

Анна Попова: Мы начали этот учебный год совершенно осознанно в очном формате, внимательно оценив и просчитав все "за" и "против". Правила открытия школ и правила поведения в школе были написаны еще в июне. Они активно обсуждались, дополнялись, и к августу это были уже утвержденные санитарные правила.

Школы готовились к 1 сентября и работе в новых реалиях, и опыт сентября показал, что менять что-либо на сегодняшний день не нужно. Все отлажено, все очень четко, понятно, и соблюдение этих требований обеспечивает безопасность и детей, и учителей. В этих правилах не предусматривается ношение масок учениками.

Мы не вводили и не собираемся вводить такой порядок.

Что касается учителей, на уроке в классе они могут оставаться без маски, если эпидситуация позволяет. Но за пределами класса, общаясь с коллегами, все педагоги должны быть в масках. То есть маска надевается, когда учитель выходит из класса.

Анна Юрьевна, через несколько дней ваш юбилей, с которым мы вас от души поздравляем. Когда вы поступали в высшее учебное заведение, выбирали профессию, мечтали о схватке с вирусом? Или вам не могло прийти в голову, что весь ваш юбилейный год пройдет в борьбе с пандемией?

Анна Попова: Мне, наверное, очень в жизни повезло, потому что, сколько я себя помню, я всегда знала, что буду врачом. А когда поступала в медицинский институт, у меня уже были публикации по эпидемиологии, и я точно знала, что я буду заниматься именно эпидемиологией.

У "Российской газеты" тоже юбилей, нам 30 лет в ноябре. Праздники-то ведь все равно в стране происходят. Как праздновать в этой ситуации? Какой формат торжества вы бы предложили, как руководитель Роспотребнадзора?

Анна Попова: Виртуальный. Торжество сегодня может быть исключительно виртуальным. Надо осваивать этот новый формат во благо собственного здоровья и здоровья тех, с кем вы хотите праздновать вместе.

Ну, а цветы ведь можно дарить во время пандемии?

Анна Попова: Нет никаких данных за то, чтобы этого сделать было бы нельзя.