Новости

06.05.2021 13:47

На чум ипотеки нет

Традиционное жилье народов Крайнего Севера стало предметом роскоши
Семьи оленеводов все чаще кочуют с чумами не из оленьих шкур, а из сукна и брезента. Кто-то и вовсе приноровился возить на повозках строительные вагончики. С чем связано это явление, разбиралась корреспондент "РГ".
В тундре остаются самые стойкие и обустраивают быт, исходя из своих возможностей. Фото: Юрий Кавер/РИА Новости В тундре остаются самые стойкие и обустраивают быт, исходя из своих возможностей. Фото: Юрий Кавер/РИА Новости
В тундре остаются самые стойкие и обустраивают быт, исходя из своих возможностей. Фото: Юрий Кавер/РИА Новости

Самое дорогое в чуме - нюк, это накидка из оленьих шкур, которой накрывают жилище. Именно она держит тепло и спасает от пронзительного северного ветра. Чтобы ее изготовить, нужно минимум 80 оленьих шкур. Коми-ижемцы, кочующие по бескрайней тундре вдоль Печоры и ее притоков, когда-то меховые нюки использовали активно. Но сейчас отдают предпочтение накидкам из сукна.

Зинаида Павловна Вакуева из села Сизябск Ижемского района Коми 16 лет заведовала швейным производством при колхозе "Ижемский оленевод". Сейчас, на пенсии, она открыла в Сизябске туркомплекс с чумами. Зинаида Павловна шьет их сама.

- Главная причина отказа от меха - это цена. Одна выделанная оленья шкура стоит 20 тысяч рублей, - объясняет пенсионерка.

Оленеводческий колхоз в Сизябске снабжает своих работников чумами из расчета одна штука на бригаду, в каждой - две-три семьи. Чумы шьют из шинельного сукна. На каждый уходит почти сто метров ткани.

Сукно покупают оптом, в среднем метр ткани обходится в 400-500 рублей. Метр брезента - 200-300 рублей. Еще для чума нужны жерди, их рубят в лесу. Также закупают печи. Раз в год колхоз предоставляет оленеводам то сукно, то брезент, а иногда и новый чум. Себестоимость конструкции вместе с системой обогрева составляет около 100 тысяч рублей.

Оленеводы колхоза в чумах работают, что называется, вахтовым методом. Несколько недель в тундре, остальное время дома, в селе, где стоят вполне обычные избы. Женщины кочуют с мужьями, только если официально работают в колхозе чумработницами. Дети с родителями в чумах тоже не живут. Зинаида Павловна признается, когда она поставила в селе чум, у местной ребятни глаза загорелись: оказалось, что многие никогда раньше там и не бывали.

Вакуева часто принимает туристов. Многие просятся переночевать в чуме.

- Конечно, суконные чумы холоднее, чем меховые, но ведь везде есть печи. У меня как-то в чуме ночевали школьники из Печоры, на улице было минус 25. Никто не замерз, - говорит Зинаида Павловна.

- У нас оленеводы все-таки предпочитают чумы с нюками, - говорит Лилия Тайбарей, индивидуальный предприниматель из села Красное Ненецкого автономного округа. Девушка возглавляет небольшую артель по пошиву национальной одежды, сувениров и чумов.

Типовой чум обходится в миллион рублей, что сопоставимо с ценой полноценного дома в поселке

Рядовые оленеводы к Тайбарей не обращаются. Предпринимательница говорит, что люди предпочитают шить чумы сами, постепенно. Например, нюк можно делать несколько лет, пуская новые шкуры на продолжение накидки. Традиционные ненецкие чумы долговечные, могут служить 50 и более лет, единственное, жерди надо периодически менять.

Чумы "под ключ" обычно заказывают оленеводческие хозяйства, госструктуры и базы отдыха.

- Колхозы просят сделать чумы для жизни, я сама в таком росла. Представительский чум больше, на него требуется 130-150 оленьих шкур, - рассказывает Лилия Тайбарей.

Типовой чум без изысков стоит около миллиона рублей. Это сопоставимо с ценой полноценного дома в поселках НАО.

Предпринимательница говорит, что дешевле никак. Традиционный ненецкий чум состоит из трех слоев - нюка, накидки из стриженого меха и брезента, чтобы конструкция не промокала.

Некоторые заказывают у мастеров только нюки.

Раньше, признается Лилия Тайбарей, самой большой проблемой для оленеводов было даже не собрать шкуры на нюк, а найти жерди.

- В детстве летом я часто ходила с родителями на берег моря, собирали бревна и жерди, упавшие с лесовозов. Так мы набирали древесины и для чума, и для нарт. Потом был период - люди ездили по зимнику в Коми, доставали жерди там. А сейчас у нас в селе Красное например, растут вполне подходящие деревья, - говорит Лилия Тайбарей.

Предпринимательница с горечью констатирует: несмотря на рост интереса к культуре ненцев, традиция уходит. И дело тут не в глобальном потеплении, а... в туризме.

- Нередко я вижу, как нашу культуру попросту извращают. Зайдешь в какой-нибудь такой туристский чум, а внутри - столовая или кафе, но никак не традиционный чум оленеводов, - говорит Лилия Тайбарей.

По словам предпринимательницы, ошибки этим не ограничиваются. Нередко бывает, что туристы мерзнут в чумах даже с меховыми нюками.

- Это значит, что чум либо сделан неправильно, либо установлен с ошибками. В традиционном ненецком чуме тепло даже при минус 50 градусах. Правда, зачастую недочетов не замечают и владельцы, чьи предки сами были оленеводами. Они даже проводят для туристов какие-то вымышленные обряды или игры, - констатирует Тайбарей.

Причину предпринимательница видит в том, что чум становится даже для местных жителей какой-то экзотикой.

- Традиционный чум для семьи становится предметом роскоши. Из-за этого некоторые даже бросают оленеводство, - констатирует председатель правления Союза оленеводов НАО Владислав Выучейский и приводит пример. - Когда молодые женятся, у пары часто есть небольшое стадо в 30-40 оленей. Что происходит дальше? Молодым негде жить, денег на чум у них нет, самостоятельно сделать не из чего, они идут к родителям мужа. У родителей жены не живут, это против традиций. Двум семьям сложно вести в чуме хозяйство, начинаются конфликты. В какой-то момент молодые решают жить самостоятельно. И... переезжают в поселки или города. Почему? Да потому что там можно взять ипотеку. А на чумы ипотеки нет, это же не недвижимость.

В тундре остаются самые стойкие и обустраивают быт исходя из своих возможностей. Пока не накоплены шкуры для нюков, используют сукно. Правда, если в Коми на чумах серое шинельное сукно, то в НАО - черное, бушлатное. Раньше такое производили в Петербурге, сейчас фабрика закрылась. Можно купить китайское сукно, оно стоит 1700-2000 рублей, есть еще ткани из Ирана, у них качество получше, но и цена высока - от трех тысяч рублей за метр. Хорошая печка стоит 25-35 тысяч рублей. В общем, чум эконом-класса обходится около 300 тысяч рублей.

Некоторые семьи покупают вагончики, такие же как у нефтяников, и живут там. По кочевьям их возят на повозках. Цена такого вагончика - 25-35 тысяч рублей.

В НАО часто ориентируются на опыт ЯНАО. В соседнем регионе молодым семьям стали недавно выдавать чумовой капитал, деньги специально на покупку нюков, жердей, печей и нарт. В Ненецком автономном округе такой программы нет.

По словам Выучейского, выручают гранты семейно-родовым общинам. Получить можно около 100 тысяч рублей в год. На готовый чум, конечно, не хватит, но если он уже есть, то можно сделать ремонт, например обновить брезент или печь. Также в регионе есть программа для оленеводов. Если отработать в колхозе 10 лет, можно встать на очередь и получить в разумные сроки дом в поселке.

- Закрепление оленеводов в деревенских домах началось в годы СССР. До этого никаких построек не было, люди всю жизнь проводили в чумах. Культура поселков, может, в чем-то и хороша, но она превращает оленеводство в вахтовый метод. Со временем люди начинают считать, что их дом - изба в поселке, а чум - это так, временное пристанище. Есть те, кого все устраивает, но у нас есть и общины, которые принципиально не встают на очередь за жильем и остаются в чумах, - говорит Владислав Выучейский. - Все-таки кочевой образ жизни у нас в крови. Люди ищут способы ходить с оленями, годами шьют чумы, живут в вагончиках. Ведь никакой город, никакие самые выгодные ипотечные программы или даже жилье по соцнайму не могут заменить для оленевода то удивительное чувство свободы, которое дает тундра.

В регионах Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Ненецкий АО СЗФО Республика Коми