Секрет успеха - в Элизабет Мосс

Продюсер "Рассказа служанки": о секретах, Канаде и расизме

В фокусе 11.05.2018, 19:31 | Текст: Дмитрий Сосновский

Только что свет увидел четвертый эпизод второго сезона "Рассказа служанки" - успешнейшего телесериала минувшего года. Незадолго до этого было объявлено о том, что шоу продлевают на третий сезон. Обозреватель "Кинократии" обсудил прошлое, настоящее и будущее проекта с его исполнительным продюсером Уорреном Литтфилдом, настоящим зубром американского телевидения, который приложил руку к созданию самых разных телехитов - от всем известных "Друзей" до великолепного "Фарго". Он поведал нам о том, почему в "Рассказе" нет расизма, чем Канада привлекательнее Америки, чем плох фильм 1990 года и чем так хороша Элизабет Мосс.

Мистер Литтлфилд, не могли бы вы коротко рассказать, как родился проект?

Уоррен Литтлфилд: Маргарет Этвуд написала "Рассказ служанки" 34 года назад. В этом романе она использовала исторические реалии, характерные для различных видов тирании и фашизма по всему миру. MGM и Hulu почувствовали, что сейчас подходящее время для того, чтобы сделать из него телесериал.

Брюс Миллер был и остается сценаристом и шоураннером. Мне кажется, у него сразу было очень ясное понимание того, что делать с произведением Маргарет. Спустя почти 35 лет после первой публикации оно не издавалось в виде книги (в прошлом году роман вышел на русском языке - "РГ-Кинократия"). Из него делали фильм, пьесы, оперы. А теперь впервые оно стало сериалом. Который вызвал огромный интерес у зрителей.

Да, успех "Рассказа" огромен. Сериал выиграл ряд больших наград, включая несколько "Эмми" и "Золотых глобусов", к тому же получив потрясающую критику и кучу восторженных зрительских отзывов. Позвольте поздравить вас с этим. Скажите, в чем, на ваш взгляд, секрет успеха? В чем феномен "Рассказа служанки"?

Уоррен Литтлфилд: Во-первых, спасибо! Что касается секретов, то, как мне кажется, один из главных - это Элизабет Мосс. Она потрясающе ухватила суть своей героини. Она играет двух разных людей: Фредову, служанку в доме Уотерфордов, и - во флэшбеках и в качестве голоса за кадром - Джун, ту женщину, которой она была до того, как США превратились в Галаад.

У Элизабет есть такое потрясающее качество: когда камера нацелена на ее лицо, она безо всяких слов способна передать настоящую бурю эмоций, что делает сцену невероятно экспрессивной. В ней может ничего не происходить, достаточно лица Элизабет. Она очень хороша в этой роли.

И еще я думаю, что Брюс Миллер осознал всю мощь романа Маргарет Этвуд и понял, как правильно его адаптировать. И это отлично сработало.

Есть мнение, что достаточно ознакомиться с одной антиутопией, чтобы иметь примерное представление обо всех остальных. Что делает "Рассказ" особенным? Можно ли сказать, что это - больше, чем очередная антиутопия?

Уоррен Литтлфилд: Ну, это - акт борьбы за права человека, за права феминисток. И я думаю, что он довольно универсален. Речь ведь не только о США. Достаточно взглянуть на мир, в котором все мы живем. И увидим заметный подъем праворадикальных сил. Увидим тенденции, о которых уже думали как о забытых пережитках. Увидим, что свободы, которыми женщины давно должны свободно пользоваться по всему миру, все еще для них недоступны. И немало тех, кто хочет отобрать у женщин и то, что у них есть. И я вижу в "Рассказе служанки" такой универсальный призыв к борьбе против этих вещей. Не нужно жить в Галааде, чтобы понимать и поддерживать тяжелую борьбу, в которую вовлечены герои.

Кстати, работа над сериалом началась до того, как разразились многочисленные голливудские скандалы вокруг домогательств и нарушений прав женщин. Не кажется ли вам, что огромный зрительский интерес к "Рассказу служанки" частично связан с атмосферой, созданной этими скандалами? Или высвеченные им проблемы вечно актуальны?

Уоррен Литтлфилд: Да, действительно, когда мы работали над первым сезоном, все ждали, что Хиллари Клинтон станет первой женщиной-президентом США. Но этого не случилось - и всё закончилось Трампом. Так что работа все больше приобретала характер борьбы за права, равенство, иммигрантов, здравоохранение. Словом, она частично обернулась борьбой с антинародными действиями правительства. По-моему, всё это парадоксальным образом помогло нам, подтолкнуло публику к тому, чтобы поддержать борьбу граждан против властей.

Но все же в первую очередь и прежде всего мы должны быть рассказчиками. Нам нужно сделать так, чтобы каждый экранный час был содержателен, чтобы сериал полностью удерживал внимание зрителя. Мы хотим, чтобы это был триллер. В некотором смысле "Рассказ служанки" - это даже хоррор. В общем, наша задача - не новости делать, а драматичную историю. Если люди неравнодушны к героям, если благодаря этому они чувствуют себя участниками дискуссии о мире, в котором мы хотели бы жить, это очень здорово. Но наша работа заключается в том, чтобы обеспечивать зрителя новой историей каждую неделю.

По мнению некоторых, образ будущего, созданный Этвуд и воплощенный в сериале, пугающе реалистичен и убедителен. Как вы думаете, всё действительно так плохо с человечеством?

Уоррен Литтлфилд: Ну, мы все же еще до такого не дошли. Это - радикальный вариант будущего. Но при этом в некотором смысле он может выполнять функцию предупреждения: если не относиться с должным вниманием и не защищать права женщин, права человека, подобное может произойти.

Мне кажется, мы создаем замечательный развлекательный продукт, который одновременно является предупреждением.

Интересно, что тоталитарная Республика Галаад возникла на бывшей территории США. В то время как Канада осталась либеральной демократией и продолжила защищать права человека. В сериале канадское правительство даже помогает беженцам с юга, хотя в книге не делает этого, опасаясь конфликта с руководством Галаада. В любом случае, с чем это связано? Возможно, Этвуд, будучи канадкой, считает американское общество менее толерантным и более жестоким, а изображенные ею проблемы - типично американскими?

Уоррен Литтлфилд: Канада - чудесное место. "Рассказ служанки" мы снимали именно там. Да, Маргарет - канадка, и это часть ее мировоззрения. В "Рассказе" Канада - территория свободы, убежище. И если мы взглянем на сегодняшнюю Канаду, на ее политику, мы увидим грамотное управление, здравоохранение, миграционную политику. И все это выглядит гораздо добрее и человечнее, а также безопаснее для окружающей среды.

Да, в своем сценарии мы следуем за Маргарет и ее мыслью. И это вполне уместно, ведь если мы просто сравним нынешнюю политику двух стран, то станет ясно: Канада открыта для мира, а вот США - не очень.

Роман Маргарет Этвуд уже однажды экранизировался - немецким классиком Фолькером Шлёндорфом в 1990 году. Чего не хватало этой картине, что привело вас и ваших коллег на телевидении почти 30 лет спустя к мысли о том, что "Рассказ служанки" нужно экранизировать еще раз? В чем принципиальные различия двух адаптаций - кроме длины и формата?

Уоррен Литтлфилд: Я думаю, создать альтернативную реальность - это очень, очень непростая задача. Нелегко заставить зрителя поверить в то, что нарисованная тобой картина мира реальна. Так что мы были чрезвычайно осторожны. Особенно при работе над первым сезоном. Следили за тем, чтобы каждый кадр убеждал в том, что этот мир - настоящий. Если зритель поверит, увлечется и сюжетом, будет следить за героями. 

Во втором сезоне у нас был бюджет побольше, мы развили этот мир и стали амбициознее. Теперь мы больше внимания уделим жизни колоний, а также взглядам в прошлое, чтобы понять: как это случилось, как мы от нашей прекрасной Америки докатились до Галаада. Мы на самом деле пытаемся многое показать.

Что касается фильма 1990 года, когда я его смотрел, я не почувствовал, что это все реально. Я думаю, над ним работало немало замечательных людей, но в итоге это не вполне сработало. Так что нам оставалось только учиться на их ошибках и не повторять их.

Еще немного о книге. В ней, среди прочего, содержалась критика расовых предрассудков: Республика Галаад была создана белыми, опасавшимися вымирания своей расы. Поэтому все служанки и их хозяева в романе - белые. Представители же других рас либо не имеют никаких прав, либо вообще исчезли с этой территории. В сериале ничего этого нет: похоже, вы решили не касаться расового аспекта. Почему?

Уоррен Литтлфилд: Мы вовсе не намеревались "обновлять" роман. Когда мы обдумывали то, каким будет население Галаада, мы хотели, чтобы и среди представителей власти, и среди служанок были люди разных цветов кожи.

Потому что есть афроамериканцы с крайне правыми взглядами, а есть афроамериканцы-либералы, которые отстаивают равные права. Нам просто показалось, что в наши дни показывать в сериале только белых было бы неправильно. И что наше решение позволит сериалу обратить на себя внимание большего количества людей. Мы сделали этот выбор и даже обсудили его с Маргарет - и она согласилась с тем, что сегодня это, пожалуй, наилучший вариант.

Насколько активно участвовала Этвуд в создании сериала - при работе над первым сезоном и после? Как она относится к текущему его статусу?

Уоррен Литтлфилд: Маргарет - продюсер-консультант, Маргарет - это продуктивная творческая фабрика, целая творческая корпорация, если угодно. Она делает очень многое, все время пишет новый роман. Она очень плодовитый автор, но сериал для нее особенно важен. Мы детально прорабатываем все сюжетные ходы, все наброски, и Маргарет вносит правки и комментирует.

Маргарет не принимает активного участия в создании сценария, но она всегда на связи, когда мы к ней обращаемся с идеями. И она нам очень помогает. Когда мы закончили первый сезон, в котором более плотно придерживались текста ее книги, и принялись за второй, где заметно отошли от него, она поддержала нас, став главной вдохновительницей, призвав не оглядываться на книгу, двигаться дальше, так как у нас было достаточно интересных историй, которые мы могли рассказать о героях. Маргарет - настоящий энтузиаст нашего дела.

Все-таки как возникла идея продления сериала после первого сезона, где была изложена почти вся основная история?

Уоррен Литтлфилд: Мы честно старались придерживаться текста, когда делали первый сезон. Иногда, конечно, мы выходили за его рамки и оказывались на своей собственной "территории". Но вот что интересно: когда это происходило, в интернете никто не возражал. Аудитория вполне нас поддерживала - как тогда, когда мы снимали по книге, так и в других случаях.

На роман и саму Маргарет мы смотрим как на путеводные звезды. Но большую часть того, что будет показано во втором сезоне, в книге вы, конечно, не найдете.

"Рассказ" только что продлили на третий сезон. Уже есть представление о том, сколько еще он может продолжаться, или пока рано загадывать? И есть ли уже готовые идеи по третьему сезону?

Уоррен Литтлфилд: Мы только-только начали обдумывать детали третьего сезона. Бывают произведения, которые ты открываешь и можешь сказать: "Так, этого хватит на три отличных сезона, а потом закрываем". Здесь не так. Честно говоря, Брюс (Миллер, шоураннер - "РГ-Кинократия") пока не чувствует, что пора закругляться. По его представлениям, должно быть еще несколько сезонов, он еще многое может рассказать об этих героях. И это нас очень радует. Так что сейчас мы не склонны говорить о конце. Наоборот, мы видим массу материала для новых сюжетов: о служанках, о сопротивлении, о восстании, о противостоянии галаадской тирании. Перспективы очень большие.

Несомненно, одна из важнейших составляющих успеха сериала - визуальная. Эстетически "Рассказ" позаимствовал многое у средневековья, у тоталитарных режимов XX века, а кое-что даже имеет вполне современное нам с вами происхождение. Что именно вдохновляло создателей внешнего облика Галаада?

Уоррен Литтлфилд: Я думаю, что в любом времени можно найти что-то, что подходит книге Маргарет. Маргарет задействовала факты из различных периодов истории.

Например, мы начинаем второй сезон так: служанки сталкиваются с наказанием за то, что произошло в конце первого, когда они взбунтовались против Тетки Лидии и отказались забивать камнями Джанин. Эта сцена массовой казни проходит на знаменитом бейсбольном стадионе "Фенуэй Парк" в Бостоне, где играют "Ред Сокс". Фашистские режимы делают то же самое в разных частях мира: используют футбольные стадионы, публичные места для казней и убийств, чтобы произвести должное впечатление. Так что мы используем реальные исторические факты для того, чтобы создать собственный мир. Я думаю, мы несем большую ответственность, и наши авторы пристально следят за тем, что происходит в мире.

И напоследок такой вопрос: после просмотра первых трех эпизодов второго сезона можно утверждать, что уровень жестокости, натурализма и общей мрачности происходящего заметно возрос. Стоит ли ожидать дальнейшей эскалации насилия и увеличения количества страданий в сериале?

Уоррен Литтлфилд: Да, порой "Рассказ служанки" может быть горькой пилюлей. Но мы надеемся, что, хотя борьба и тяжела, она продолжится. Надеемся, что Фредова, Джун, не сдастся. И что зрители останутся с нами. Мы ведь ходим по канату между оптимизмом и безнадежностью. Но наша цель - дать надежду. Даже если мы живем в мире, где за нее очень трудно цепляться.

Первый и второй сезоны "Рассказа служанки" можно посмотреть в онлайн-кинотеатре ViP Viasat Play

Добавьте RG.RU 
в избранные источники

Читайте также