Экология
04.06.2020 21:38
Текст: Юлия Квитко

Страсти остывают

Развитие промышленности и транспорта не вредит природе Севера
Развитие инфраструктуры Северного морского пути связано с ростом грузовой базы многих промышленных производств и сырьевых компаний. Но одним из главных условий их функционирования становится сохранение хрупкой природы Арктики.
Порт Архангельск - ключевая точка Севморпути и экологически чистое предприятие. Фото: РИА Новости www.ria.ru Порт Архангельск - ключевая точка Севморпути и экологически чистое предприятие. Фото: РИА Новости www.ria.ru
Порт Архангельск - ключевая точка Севморпути и экологически чистое предприятие. Фото: РИА Новости www.ria.ru

В акватории Северного морского пути грузопоток формируется проектами освоения минеральных ресурсов с круглогодичной схемой транспортировки. Основная экологическая нагрузка на трассах СМП приходится на акваторию Баренцева моря. Начало системному мониторингу здешних "горячих" экологических точек было положено в рамках Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР). Ранее здесь был подготовлен список из 42 экологических "горячих точек" в регионах СЗФО: Мурманской и Архангельской областях, Республике Карелия, Ненецком автономном округе и Республике Коми. С учетом этого списка сегодня осуществляется значительное число экологических проектов с многосторонним финансированием.

Промежуточные итоги этой работы были подведены на последнем заседании министров экологии СБЕР в феврале этого года, когда было объявлено об исключении из списка нескольких объектов. Это филиал компании "Группа "Илим" в г. Коряжма (Архангельская область); Архангельский ЦБК и другие предприятия целлюлозно-бумажной промышленности как источник загрязнения диоксинами в Архангельской области; очистные сооружения в Петрозаводске (Республика Карелия); целлюлозно-бумажный комбинат "Монди ЛПК", очистка сточных вод (Республика Коми). Таким образом, на сегодня из первоначального перечня исключено 11 "горячих точек" полностью и 5 - частично.

Примечательно, что "экологизация" производства приводит к его большей эффективности. Так, например, в 2017 году из перечня была исключена "горячая точка" "Обращение с отходами деревообрабатывающей промышленности в Республике Коми", где большие объемы древесных отходов приводили к загрязнению окружающей среды. Поэтому здесь начали их утилизацию с последующим использованием в качестве биотоплива.

Одним из главных условий функционирования промышленных предприятий за Полярным кругом становится сохранение хрупкой природы Арктики

Развитие биоэнергетического сектора привело к целому ряду положительных результатов: созданию новых рабочих мест, появлению более доступных энергоресурсов, а также значительному сокращению выбросов парникового газа из-за перехода предприятий с угля и мазута на биотопливо.

Все это стало возможным в том числе и благодаря усилиям государства. Как рассказал начальник отдела регионального сотрудничества второго европейского департамента МИД РФ Алексей Иванов, в последние годы приоритетным направлением деятельности СБЕР по окружающей среде стала ликвидация экологических "горячих точек" в соответствии с новым российским законодательством, связанным с внедрением на предприятиях наилучших доступных технологий. А это предусматривает введение новой системы государственного регулирования в экологически опасных отраслях. "Уникальная и крайне чувствительная экосистема Баренцева региона особенно подвержена угрозам, в их числе - климатические изменения, которые в этом регионе происходят в два раза быстрее, чем в остальном мире, загрязнение воздуха и водных бассейнов, утрата биоразнообразия. Такие проблемы часто выходят за пределы национальных границ, поэтому важно бороться с ними сообща, опираясь на международное сотрудничество", - уверен эксперт.

Еще один международный рейтинг "Полярный индекс Баренц-региона" стал индикатором того, какое значение его российские участники уделяют вопросам экологии. Этот ежегодно обновляемый рейтинг в 2019 году увеличился с 26 до 30 компаний: по 10 российских и норвежских, а также 10 шведских, финских и совместных компаний. Лидер прошлого года крупнейшая нефтегазовая компания Equinor (Норвегия) уступила первенство российской Роснефти. Улучшения в рейтинге связаны с укреплением социальных и экологических индексов. В частности, компания Роснефть предприняла первые практические шаги по реализации проекта создания береговой базы на площадке компании "82 СРЗ" для морских проектов в Рослякове, а также уделяет большое значение сокращению экологического следа компании и уменьшению выбросов CO2. Показатели российских компаний улучшились значительно, в результате чего половина всех вошедших в список российских предприятий находится в первой десятке рейтинга.

Однако на пути экологизации промышленной культуры целых отраслей и регионов существуют свои проблемы. Как рассказал советник председателя ФИЦ "Кольский научный центр РАН", доктор технических наук Владимир Маслобоев, сегодня до 98 процентов отходов Мурманской области составляют отходы горнопромышленного комплекса. Среди последствий существующего способа управления отходами ГПК Мурманской области эксперт назвал разрушение природных ландшафтов, загрязнение поверхностных вод химикатами и выделение в окружающую среду не свойственных ей опасных веществ. Деградация природной среды приводит к снижению качества жизни населения, 42 процента которого проживает на территориях, подверженных влиянию ГПК. При этом законодательного механизма, стимулирующего вовлечение в хозяйственный оборот отходов горной промышленности, практически не существует. "Начать создание такого механизма целесообразно с определения статуса "техногенного месторождения" и разработки мер экономического принуждения и стимулирования разработки "техногенных месторождений", - считает эксперт.

Проблемы Арктики часто выходят за пределы национальных границ, бороться с ними надо сообща

Одной из таких превентивных мер экономического стимулирования хозяйственной деятельности в рамках соблюдения четких экологических правил может стать экологическое страхование. Для Арктики, да и не только, оно способно существенно минимизировать эколого-правовые риски. При этом, как пояснил доцент кафедры экологического, природоресурсного и трудового права Удмуртского государственного университета Давид Барамидзе, на сегодня сложилось достаточно противоречивое положение. С одной стороны, институт экологического страхования реально существует и применяется, но с другой - его правовая регламентация носит фрагментарный характер или, можно сказать, практически отсутствует, даже несмотря на то, что вопрос закрепления обязательного экологического страхования прорабатывается уже продолжительное время. "Наиболее подробным образом институт экологического страхования регламентируется ст.18 ФЗ "Об охране окружающей среды", однако ни указанная статья, ни природоохранный Закон подобного определения не раскрывают", - отмечает эксперт.

Помимо проработки данного определения необходимо включение в страховой случай не только техногенных аварий, вызванных антропогенным воздействием, но и ставших следствием природных событий, а также включение в объекты экологического страхования окружающей среды в целом, а не только отдельных ее компонентов, - считает он. Кроме того, все в том же ФЗ "Об охране окружающей среды" необходимо законодательно закрепить инструменты стимулирования для субъектов предпринимательской деятельности в Арктике заключения договоров добровольного экологического страхования, в том числе с учетом создания и финансирования специальных фондов или пулов на базе государственно-частного партнерства.

Таким образом, в контексте развития инфраструктуры СевМорПути и нарастающего освоения природного потенциала Арктической зоны РФ важное значение приобретают механизмы охраны окружающей среды, направленные, во-первых, на предотвращение неблагоприятных последствий, или превентивные способы охраны окружающей среды, во-вторых, на обеспечение возможности скорейшего возмещения и ликвидации экологического вреда в полном объеме.