Новости

30.08.2020 18:46
Рубрика: Власть

Бюллетень идет в онлайн

Николай Булаев о конкуренции цифровых избирательных технологий и будущем обычного голосования
В единый день голосования, 13 сентября, российские избиратели смогут проголосовать и традиционным способом, и с помощью цифровых технологий. О том, как развиваются разные форматы и за каким из них будущее, рассказал "Российской газете" заместитель председателя Центральной избирательной комиссии РФ Николай Булаев.
Цифровое голосование полностью не заменит традиционные избирательные участки, считает Булаев. Фото: Михаил Синицын/ РГ Цифровое голосование полностью не заменит традиционные избирательные участки, считает Булаев. Фото: Михаил Синицын/ РГ
Цифровое голосование полностью не заменит традиционные избирательные участки, считает Булаев. Фото: Михаил Синицын/ РГ

Николай Иванович, какие цифровые технологии применяются на выборах в этом году?

Николай Булаев: Есть несколько технологий, в которых используется слово "цифровые". Есть обычный наш участок, на котором стоит КОИБ (комплекс обработки избирательных бюллетеней. - Прим. "РГ"), где используются бумажные бюллетени. Есть у нас - они изживают свой век - КЭГи, комплексы электронного голосования, им десять лет, их тысяча штук, но на них использовался уже электронный бюллетень.

Есть и технология, которую мы второй год апробируем, - это терминал нового поколения, мы назвали его "цифровой участок". Его тестируем пока в Москве - в прошлом году и в этом году. Всего таких участков, где используются данные терминалы, тридцать штук.

В прошлом году на этих цифровых участках можно было проголосовать только на выборах губернаторов регионов. В этом году на них есть возможность проголосовать не только на выборах глав регионов, но и депутатов законодательных собраний субъектов Российской Федерации. В том числе за кандидатов, которые идут по одномандатным округам. То есть сегодня в памяти терминала цифрового участка несколько сот электронных бюллетеней. В конце дня голосования по каждому субъекту подводятся итоги голосования и по защищенным каналам связи системы ГАС "Выборы" они доводятся до избирательных комиссий субъектов РФ.

И еще одна технология, в которой тоже используются цифровые сервисы, это дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Его апробировали в Москве в прошлом году на выборах депутатов Мосгордумы, в этом году - на общероссийском голосовании (по поправкам к Конституции. - Прим. "РГ") и сейчас в двух округах на дополнительных выборах депутатов Государственной Думы в Курской и Ярославской областях. Москва использует ДЭГ сегодня на дополнительных выборах в муниципальных округах.

Можно ли сказать, что Россия - один из лидеров в сфере цифровизации избирательных процедур?

Николай Булаев: Это так и есть. Те, у кого есть профиль на портале госуслуг, во время общероссийского голосования могли увидеть в своем кабинете избирателя порядка десяти цифровых сервисов. С их помощью можно найти свой избирательный участок, переписаться на другой, узнать, какие партии и кандидаты выдвигаются в вашем округе. Подобного нигде нет, это абсолютно точно.

Недавно были запущены новые сервисы, теперь их порядка пятнадцати. Они рассчитаны и на избирателя, и на кандидата, и на партии. Например, в этом году мы протестировали и апробировали возможность сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов через портал госуслуг. Действительно, нигде в мире ничего подобного нет.

Могут ли цифровые участки и ДЭГ развиваться параллельно, или одно когда-нибудь вытеснит другое?

Николай Булаев: Обе эти технологии сделаны с использованием платформы "Мобильный избиратель", которая позволяет жестко контролировать перемещение избирателя внутри страны. Если он голосует, допустим, на цифровом избирательном участке, то он вычеркивается со своего "родного" участка после подачи заявления о желании проголосовать на цифровом участке. То же самое происходит при дистанционном электронном голосовании - как только человек туда записывается, он вычеркивается (из списка по месту жительства. - Прим. "РГ"). Это исключает возможность двойного голосования.

Что касается самой технологии ДЭГ и цифрового участка, то, конечно, вы абсолютно точно подмечаете, они конкурируют между собой. Здесь есть детали, о которых нужно сказать отдельно.

До 15 процентов избирателей голосуют с использованием электронных технологий. Остальные предпочитают прийти на избирательный участок

Цифровой избирательный участок требует присутствия человека при голосовании. Он приходит, предъявляет паспорт, определяется его активное избирательное право. Ему выдается доступ к терминалу, электронный бюллетень в соответствии с его активным избирательным правом. Если он проживает, условно, в Рязани, то ему будет дана возможность проголосовать на выборах Законодательного собрания, которые в этом году идут. Он проголосует и за партию, и за своего кандидата-одномандатника, которого он считает для себя приемлемым.

Дистанционное голосование, конечно, не требует присутствия избирателя на избирательном участке. Он голосует на электронном участке, который, естественно, виртуальный. При этом избиратель вычеркивается из списков избирателей своего участка.

Что удобнее для граждан и для избиркомов?

Николай Булаев: Конечно, для многих людей ДЭГ выглядит как более удобная форма: нахожусь где угодно, в том числе могу находиться вне страны, и могу проголосовать на выборах, которые пройдут в моем избирательном округе.

Цифровой участок, как я уже говорил, требует присутствия. Но здесь есть деталь, которую нельзя не заметить: присутствие человека, предъявление паспорта, конечно, снимает элемент недоверия, о котором сегодня говорят некоторые эксперты. Что вот при электронном голосовании мы не можем гарантировать, что голосует сам человек. Хотя развитие технологий и использование процедур, которые дают возможность уже применить идентификацию с помощью биометрии, гарантирует, что голосует именно сам избиратель.

Это конкурирующие технологии. На мой взгляд, более современным и более прогрессивным выглядит дистанционное электронное голосование.

А что с бумажным бюллетенем? Могут ли цифровые технологии вытеснить его полностью?

Николай Булаев: Я в это не верю. Когда появилось телевидение, все говорили, что не будет ни кино, ни театров, ничего. Но сейчас существует телевидение, существует кино, существует театр. Это разные вещи.

Что касается бумажного бюллетеня, традиционного голосования, абсолютное большинство граждан доверяют ему и предпочитают голосовать так. Это практика, которую мы наблюдаем в результате тех экспериментов, которые проводили. До 15 процентов избирателей голосуют с использованием электронных технологий. Остальные предпочитают прийти на избирательный участок с семьей, проголосовать. Они считают, что для них это более понятная и более доверительная, так сказать, процедура, к которой граждане привыкли и которой будут пользоваться.

Я уверен, что это не исчезнет никогда, позволю себе такое слово. И еще неизвестно, что в итоге останется. Это такой мой пессимистический прогноз для "цифровиков".

В прошлом году были планы увеличить число цифровых участков, но этого не случилось. Почему?

Николай Булаев: В прошлом году, когда мы стали разрабатывать технологию цифровых участков, программы, терминалы, у нас не было, на мой взгляд, понятной по времени перспективы применения ДЭГ. Потом правительство Москвы решило провести эксперимент, используя свой интеллектуальный, организационный и финансовый ресурс. Мне кажется, достаточно быстро и эффективно на площадке Москвы была реализована идея электронного голосования.

Потом эта идея была реализована в широком масштабе, в котором она нигде в мире не применялась, - на общероссийском голосовании. Более миллиона граждан воспользовались этой возможностью. Такое количество людей никогда дистанционно не голосовало ни в одной стране мира. Мы посчитали, что применение ДЭГ в Москве и в Нижегородской области было вполне корректным и не вызвало никаких серьезных, обоснованных и аргументированных нареканий. Да, были замечания, которые можно отнести к проблемам роста.

Нам кажется, что наш ребенок маленький, потом он вырастает метр девяносто, и мы говорим - о-го-го! Так и здесь - мы растем, развиваемся. Поэтому когда появилась уже реализованная технология дистанционного электронного голосования, конечно, цифровые избирательные участки смотрятся менее динамичными, более архаичными. Хотя цифровые участки, технология которых была разработана в России, нигде в мире не применялись. Мы имеем сегодня две современные технологии голосования.

Есть ли планы использовать цифровые участки на муниципальных выборах?

Николай Булаев: Мы предполагали доработку технологии. Пока ни цифровые участки, ни ДЭГ не затрагивают муниципальные выборы в масштабах страны. Ни там, ни там возможности проголосовать на муниципальных выборах нет.

Хотя, конечно, само программное обеспечение позволяет это сделать. По сути дела, объем по количеству формируемых избирательных бюллетеней почти не ограничен. Цифровые участки в том варианте, который есть, позволяют формировать в терминале до пяти тысяч избирательных бюллетеней. То есть это включает, по сути дела, все кампании, которые идут в стране на сегодняшний день.

И то же самое - по дистанционному электронному голосованию. Сейчас возможность его использования на муниципальном уровне прорабатывается.

Когда может быть принято решение о том, какая из технологий более перспективна?

Николай Булаев: Будем решать после второго года тестирования цифровых избирательных участков и применения ДЭГ. После единого дня голосования мы соберемся вместе с экспертами, с руководителями избирательных комиссий субъектов Российской Федерации и примем обоснованное, аргументированное решение, чему отдать предпочтение - дистанционному электронному голосованию или цифровым избирательным участкам.

Это зависит от качества интернета в регионах?

Николай Булаев: Что касается интернета, мне представляется, что все-таки сегодня покрытие интернетом, в том числе качественным, в стране достаточно велико. Применение цифровых избирательных участков, конечно, не требует наличия интернета, но требует достаточно устойчивых традиционных каналов связи.

Мы сегодня в этом направлении вместе с минкомсвязью и "Ростелекомом" работаем. У нас в системе ГАС "Выборы" сегодня неплохие каналы связи. Вся информация с цифровых избирательных участков, результаты голосования передаются по закрытым каналам связи системы ГАС "Выборы". Мы эти каналы развиваем, и они должны тоже быть очень современными и скоростными.

Внутри технологии ДЭГ тоже есть конкуренция?

Николай Булаев: Сейчас Центральная избирательная комиссия имеет контракт с "Ростелекомом" по разработке программно-технического комплекса ДЭГ. Он не конкурирует с тем, что в Москве, он использует опыт Москвы. Но мне кажется, всегда, когда есть две взаимодействующие между собой площадки по разработке технологий, у нас появляется возможность развивать и совершенствовать и тот, и другой вариант.

Поэтому сейчас оба эти проекта находятся в развитии - программно-технический комплекс ДЭГ Москвы и программно-технический комплекс, который будет использоваться в ближайший единый день голосования, разработанный "Ростелекомом" по заданию ЦИК.

Когда можно будет ознакомиться с новым комплексом ДЭГ?

Николай Булаев: В понедельник (31 августа. - Прим. "РГ") мы будем тестировать новый комплекс. Он уже дважды тестировался "Ростелекомом" в закрытом режиме с участием сотрудников компании. В каждом тестировании принимали участие около 30 тысяч человек.

В понедельник будет тестирование с участием тех, кто записался на дистанционное голосование в Курской и Ярославской областях, это более 15 тысяч человек. Я считаю, что это много, честно говоря, не ожидал такого интереса. И плюс третья группа - это эксперты, они тоже смогут принять участие в тестировании, в обсуждении. Будет презентация "Ростелекомом" нового программно-технического комплекса, тестирование с 10.00 до 15.00 и в 15.00 подведение результатов тестирования.

Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Галина Мисливская
Власть Работа власти Внутренняя политика Госфонды и контрольные органы ЦИК Единый день голосования-2020