Легендарный сериал "Шерлок" отмечает десятилетний юбилей

"Когда невозможное исключено, то, что остается, должно быть правдой"

Журнал
    25.07.2020, 17:25
Текст:   Юлия Авакова
Двадцать пятого июля 2020 года исполняется десять лет с начала съемок сериала BBC "Шерлок" (Sherlock), знакового проекта, который ознаменовал начало новой эпохи на британском телевидении, в одночасье установив очень высокую планку для последующих проектов и превратив не очень серьезный формат в площадку для интеллектуальных игр, головоломок и шарад.

"Шерлоку" повезло появиться во времена скачкообразного развития соцсетей и исследования, казалось, безграничного потенциала возможностей, которые несут в себе новые технологии.

Как следствие, команде разработчиков удавалось на протяжении многих лет поддерживать интерес к своему детищу, в том числе между съемками сезонов, путем запуска различных проектов, дополняющих вымышленную реальность, виртуозно соединяя мир придуманный и мир реальный. Интерактивность во взаимодействии с аудиторией и умение установить с ней диалог запустили процесс, для самовоспроизведения которого было уже абсолютно неважно, насколько удовлетворительной выйдет концовка - "Шерлок" по числу художественных и литературных работ на тему сериала (именно сериала, а не произведений Конан Дойля в целом) исправно держится в лидерах народного творчества на крупных платформах, агрегирующих произведения в жанре фан-фикшн.

Но "Шерлок", подобно многим другим культовым проектам, пал жертвой себя самого, не сумев оправдать возложенных на него ожиданий, к четвертому сезону погряз в несостыковках и неувязках, которые, возможно, были бы менее заметны, если бы первые эпизоды не были созданы на крайне высоком уровне с умопомрачительным вниманием к деталям.

Что же касается изощренности версий того, что значат те или иные сцены, а то и кадры сериала, то с активностью и изобретательностью этого тематического сообщества единомышленников мало кто может поспорить: на протяжении многих лет на различных платформах велось горячее обсуждение происходящего на экране между представителями различных профессий, проливающих свет на малоизвестные широкой публике сведения из разных областей, будь то медицина, баллистика, кибернетика, философия, история религий или что-либо иное. И даже несмотря на абсолютно беспомощное разрешение эпопеи, многие будут с неизменной теплотой вспоминать захватывающее коллективное путешествие в "науку о дедукции" и те маленькие радостные открытия, которые делал для себя каждый из участников.

Для создания привлекательного образа современной Великобритании сериал сделал не меньше, чем феномен Cool Britannia в 60-х, а до этого - несколько мощных литературных волн, начиная с эпохи регентства и заканчивая старой доброй викторианской литературной традицией. Разношерстные участники этого сложносоставного действа, растянувшегося на несколько столетий, приложили свою руку к созданию блестящей мистификации - крайне привлекательного образа страны, которой в таком виде, как показано в произведениях, никогда не существовало. "Шерлок" сумел с максимальной выгодой для себя воспользоваться еще одной привилегией британской культуры и истории - преемственностью и относительной необремененностью событиями, приводившим к фундаментальным сломам и разрывам с традицией.

"Шерлок" смог не только вписать литературный канон Конан Дойля в сегодняшний мир, но и соткать крайне увлекательное и запутанное полотно из намеков, отсылок и умолчаний к различным трактовкам образа великого сыщика, а также к другим произведениям англоязычной культуры, будь то культовый "Доктор Кто" (разработкой которого в те годы также занимались Моффат с Гейтиссом) или причудливое развитие архетипа супергероя, что так проницательно заметил Стивен Фрай. Кроссовер, не теряющий целостности, ребус, умеющий прикинуться красивой картинкой - всего этого было за прошедшие годы в избытке, не говоря уже о прекрасном английском британского образца с его языковыми играми, секретными кодами и умолчаниями.

Благодаря этому сериалу не очень известный широкой публике Бенедикт Камбербэтч получил билет в большую актерскую жизнь, Мартин Фримен вышел на новый уровень, Эндрю Скотт стал образцовым технократическим Мориарти двадцать первого века, Руперт Грейвз сыграл джентльмена новых времен, Уна Стаббс явила новый образ старости, Ларс Миккельсен выступил в роли бесстрастного злодея, шагнувшего в иную реальность из теплохладного нордического нуара, а Джонатан Арис превратился в коллективную пародию на шерлоколюбов. Марк Гейтисс в роли зануды Майкрофта Холмса и практически "британского правительства" по случаю юбилея сериала протянул пальмовую ветвь зрителям и напомнил им о "сверх меры романтизированной" телеэпопее о жизни незадачливого братца:

Шерлок, в отличие от далекого Шерлока Холмса, хоть и фантастичен, но вместе с тем близок и осязаем, реальность влияет на него (как в случае с появлением родителей Камбербэтча или родством актера с Конан Дойлем), но и происходящее с ним как бы влияет на действительность (экранная разлука Джона и Мэри получила, к счастью, менее драматичную проекцию в жизни Фримена и Аманды Аббингтон). Эксцентричный, полный энергии, противоречий, несносного снобизма и шарма Шерлок жив. И если он вновь встретится в киновселенной со своим кругом десять, а то и двадцать лет спустя, его снова примут как старого знакомого, с тревогой оглядывая отметины, которые на его челе оставил ход жизни, и с радостью узнавая столь дорогие сердцу милые черты.