Матрица, как в фильме "Матрица"

"Матрица: Воскрешение": ужель вы, Тринити, меня отринете

Рецензии
    15.12.2021, 23:51
Не каждую неделю кинотеатры предлагают нам сразу две таких масштабных и ожидаемых премьеры. В этот уикэнд одни стремительно побегут выяснять, сколько всё-таки Питеров Паркеров удалось впихнуть в новый фильм о Человеке-пауке, а другие - следить за бражными похождениями Ивана Урганта и Сергея Светлакова, наслаждаться перформансом Филиппа Киркорова и попутно узнавать, каким именно майонезом следует поливать свой новогодний оливье… Ладно, шутка, простите. Просто после просмотра четвёртой "Матрицы" довольно трудно избавиться от состояния придурковатой весёлости.

"Матрица: Воскрешение" Ланы Вачовски, затеявшей и реализовавшей проект без участия экс-брата, начинается как мрачноватая постмодернистская экшн-комедия. Почти "Джон Уик", только с параноидально искажённой реальностью и обилием отсылок на классическую трилогию. Главным образом, конечно, на великий первый фильм, потому что из сиквела и триквела в памяти осталось по паре эффектных сцен да финал.

Вопреки последнему, мы видим постаревшего, но вполне живого Томаса Андерсона, внешне, опять же, неотличимого от Джона Уика и работающего разработчиком компьютерных игр в крупной компании, которая принадлежит Warner Bros. Страсть как боссы студии любят мета-шутки, это мы ещё по второму "Космическому джему" поняли, но тут они получились куда лучше и уместнее.

Так вот, наш потрёпанный годами Нео давно трудится на развлекательном поприще и теперь широко известен как создатель трилогии игр… "Матрица" (грех было не совместить приятное с полезным и не превратить новую ленту в большую рекламу развивающейся игровой франшизы). С протагонистом, сильно смахивающим на него самого, Тринити, Морфеусом с лицом Лоуренса Фишборна и сюжетом, который все мы хорошо знаем. Руководит им подозрительный тип (Джонатан Грофф) по фамилии, представьте себе, Смит. Начальник донимает мистера Андерсона по поводу четвёртой игры, в то время как тот страдает от усиливающегося конфликта с окружающим миром: его беспокоят странные флэшбэки, связанные с играми и размывающие границы реальности. Вернуть твёрдую почву под ногами бедняге старается неестественно дружелюбный психоаналитик (Нил Патрик Харрис) - обладатель кошки по кличке Дежавю, кормящий клиента синими таблетками. А ещё Томас заглядывается на живущую по соседству "огненную милфу" (это цитата, никакой объективации и обесценивания, боже упаси), весьма напоминающую Тринити, потому что играет её, собственно, Кэрри-Энн Мосс.

Но вот являются к доведённому до ручки герою двое: короткостриженая девушка с татуировкой белого кролика на плече и темнокожий мужчина в экстравагантном наряде и чёрных очках. Первая представляется именем Багз, зато второй - самым что ни на есть Морфеусом, хотя играет его совсем не Лоуренс Фишборн, а Яхья Абдул-Матин II (и играет, надо сказать, очень даже неплохо, получая нескрываемое удовольствие). Являются - и говорят: "Давай, поехали, тебя не хватятся, а ты поймёшь, куда всё катится". Ну и так далее по тексту. И таблетку красную предлагают.

Тут многое, включая воскрешение Нео, замену Фишборна на Абдула-Матина II, роль психоаналитика и истинную сущность начальника Смита (ну-ка, догадайтесь, кто же он на самом деле), вроде как встаёт на свои места. Но настроение абсурдистской ностальгической комедии (на пике которого Киану начинает смахивать уже не на Джона Уика, а скорее на потешного увальня Теда) из фильма заметно, пусть и не окончательно, выветривается.

Теперь зрителя развлекают главным образом недурным, но ничем, кроме цитат из классической линейки, не выдающимся по нынешним меркам экшном, к концу всё больше напоминающим недавние зомби-блокбастеры и, извините, "Форсажи". Сюжет же начинает движение в сторону пресной мелодрамы о нерушимой силе любви (просто "Вечное сияние чистого разума", ей-богу), щедро разбавленной многозначительными пояснениями и маловразумительными деталями, а также, само собой, нахлобученным поверх кое-как феминизмом.

И если поначалу постоянный бубнёж про "небинарность" ещё воспринимается как похвальная самоирония, то к середине он откровенно утомляет, а разоблачительную тираду старого знакомого Меровингена (Ламбер Вильсон), низвергнутого до состояния полусумасшедшего бомжа и проклинающего новую эпоху с её "бесконечными ремейками, ребутами, сиквелами и спин-оффами", хочется только искренне поддержать.

3