2-4 сентября 2021 владивосток

Глава Якутии рассказал о борьбе с природными пожарами и таянием вечной мерзлоты

Несмотря на тяжелейшую пожарную ситуацию и ограничения, связанные с распространением ковидной инфекции, Якутия показала рост промышленного производства. С чем это связано, рассказал в интервью "Российской газете" глава Республики Саха Айсен Николаев.

Российская газета: В Якутии в этом году температура была на 11 градусов выше нормы, а июнь оказался самым сухим и жарким за 133 года наблюдений. Климатическая аномалия вызвала небывалые по масштабам природные пожары. Айсен Сергеевич, какие решения принимаются в республике, чтобы избежать подобных ситуаций в будущем?

Айсен Николаев: Пожары в Якутии стали предметом пристального внимания в России и во всем мире. Но надо понимать следующее: как вы правильно сказали, пожары - это явление природное, и возникли они из-за того, что была абсолютно сухая, жаркая погода. Причина пожаров - сухие грозы.

Сухие грозы человек отменить не может, и надо относиться к этим пожарам не как к возникшим в результате поджога, как пытались многие представить, или неосторожного обращения с огнем. Конечно, такие случаи есть, но их не более 3-4 процентов общего числа возгораний. В этом году из полутора тысяч природных пожаров примерно 50 возникли из-за человеческого фактора.

Нельзя говорить, что в будущем мы сможем как-то нивелировать это природное явление, - это просто невозможно. Но, конечно же, мы должны сделать все, чтобы тушить пожары быстрее, эффективнее и не допускать их распространения на большие территории.

Главная наша задача (я не перестаю об этом говорить) - увеличить штатную численность лесоавиаохраны и лесопожарных формирований вообще. В Якутии леса составляют 2,6 миллиона квадратных километров, на эту площадь приходится всего лишь 412 профессиональных лесопожарных. Вот и вся история!

Поэтому, что бы мы ни говорили, пока их численность не будет увеличена, ожидать эффективного реагирования на пожары не приходится. Но сейчас благодаря решениям президента и правительства принимаются меры, которые должны повлечь увеличение штатной численности специалистов, которые профессионально занимаются тушением пожаров.

В Якутии в советское время только авиадесантников было 1500. При этом пожары 1985-1986 годов, судя по архивным данным, ничуть не уступали по масштабам нынешним. И повторяемость таких больших пожаров примерно раз в 40 лет - это уже выявленная закономерность. Мы, конечно, живем в другое время - в век развитой науки, развитых технологий, и должны противостоять пожарам более эффективно.

РГ: За счет чего Якутии удалось добиться довольно значительного промышленного роста?

АН: Он действительно впечатляющий: по итогам восьми месяцев этого года промышленное производство увеличилось на 25 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года. В первую очередь это связано с восстановлением и дальнейшим ростом алмазной промышленности. В прошлом году было драматическое первое полугодие, когда алмазы вообще не продавались. Во втором полугодии мы начали наращивать объемы.

И в целом те проекты, которые были запущены в республике благодаря решению президента об опережающем развитии Дальнего Востока и созданию территорий опережающего социально-экономического развития, сейчас дают эффект. Начинают выходить на заявленные параметры угольные проекты Якутии. Другой вопрос, что не всегда транспортники могут удовлетворить потребности наших компаний.

РГ: Известно, что Якутия стала одним из лидеров угольной промышленности Дальнего Востока. За счет чего республика вышла на эти позиции?

АН: Это была большая планомерная работа. В запуске проектов непосредственное участие принимали и президент страны Владимир Путин, и вице-премьер - полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

Сегодня объекты компании "Колмар", разработка Эльгинского месторождения - это реальные проекты даже не общероссийского, а мирового уровня. Угольная промышленность начинает расти очень динамично. В 2010-е Якутия добывала по 10 миллионов тонн угля, в прошлом году - 20 миллионов, в этом году, если бы не логистические проблемы, мы могли бы выйти на 40, но, по-видимому, будет 35. К 2025 году в республике будут добывать до 80 миллионов тонн угля, реализация планов зависит от сроков модернизации Восточного полигона. Причем это уголь не энергетический, а коксующийся, который будет востребован еще многие десятилетия, несмотря на все разговоры о безуглеродной энергетике.

РГ: Вечная мерзлота оказалась совсем не вечной. Ее деградация начала оказывать влияние и на природу, и на экономику Якутии. Как организованы в республике изучение и защита вечной мерзлоты?

АН: В части научных компетенций по изучению вечной мерзлоты Якутия - лидер в мире. Наш научно-образовательный центр "Север", создание которого поддержано правительством РФ, одной из своих задач ставит изучение и сохранение вечной мерзлоты в условиях глобального изменения климата.

Проблема для республики не новая. Вечная мерзлота под нашими городами всегда тает. И мы с этим всегда боремся. Есть и научные, и технические решения, которые успешно применяются.

Якутия - это единственный регион страны, где принят закон об охране вечной мерзлоты. И благодаря серьезному отношению к проблеме вечной мерзлоты мы добились того, что не только государственные и муниципальные организации и учреждения, но и частные компании очень внимательно относятся к сохранению вечномерзлых грунтов для того, чтобы не было трагических последствия для окружающей среды и инженерных сооружений, которые имеют место быть в других регионах.

Новости проекта
Новости проекта