«РГ» представляет
проект «Социальный банк вопросов по COVID-19»

Здесь вы можете задать вопросы на любую тему, связанную с новой коронавирусной инфекцией, мерами поддержки населения, медиков и бизнеса.

Вам ответят ведущие специалисты Минздрава, Минэкономразвития, ЦБ, Роспотребнадзора, Пенсионного фонда России, Фонда обязательного медицинского страхования и других ведомств.

Задать вопрос
Новости проекта

Директор Склифа Сергей Петриков: Вся идея вакцинации в том, чтобы человек не умер

Вынужденные нерабочие дни. Не для всех: на лечебные учреждения, на медиков они не распространяются. Им, напротив, сложнее и труднее, чем в обычное время. А уж если речь о таком лечебном учреждении, как НИИ скорой помощи имени Склифосовского… У него же девиз: "Склиф - территория спасения". Время года, время суток, ситуация вокруг, пандемия - все не в счет: Склиф - он и есть Склиф. И наш фотокорреспондент вместе с директором Склифа членом-корреспондентом РАН Сергеем Сергеевичем Петриковым с утра пораньше обходят "красную зону" НИИ. Для Сергея Сергеевича - начало рабочего дня с ее посещения, можно сказать, стало привычкой за время пандемии.

Сергей Сергеевич возражает: К боли нельзя привыкнуть. И не надо! А то, что "красная зона" - сгусток боли, очевидно. И не только на взгляд нас, журналистов. Прежде всего тех, кто волею недуга сюда попал, тех, кто здесь с утра до утра спасает.

Сергей Сергеевич предлагает время встречи, беседы - четыре часа дня. От моего жилья в центре Кутузовского проспекта до Склифа не так уж далеко. Знакомый автомобилист одобряет выбор времени: "Запросто доедете! Уже нерабочие дни, пробок, наверное, не будет". Хорошо, что мы этому не поверили, выехали пораньше. И лишь через 40 минут, пробиваясь сквозь пробки, прибыли в Склиф. А ведь нам всем настойчиво советовали в нерабочие дни остаться дома. Но уж так мы, наверное, устроены: любопытно, интересно посмотреть, как же "остаться дома"? Раз остаться дома - значит выйти, выехать на улицу… Прямо по аналогии с тем, когда всех призывают сделать прививку. И вакцина есть, и никаких проблем с тем, чтобы привиться, нет. Но мало, мало охотников пойти и вакцинироваться. Психология нашего человека? Кстати, когда мы договаривались о встрече, помощница Сергея Сергеевича спросила: "А вы вакцинировались?" И, поверьте, мне почти радостно было ответить, что две недели назад была третья прививка - ревакцинация.

А в кабинете Сергея Сергеевича я одна без маски. Сам Сергей Сергеевич, его помощники - входят, выходят - в масках.

Сергей Сергеевич! Вы вакцинировались?

Сергей Петриков: Я переболевший. Сделал пока две прививки. В конце января будет ревакцинация.

Склиф - не только территория спасения. Это, если угодно, некое зеркало общего состояния здоровья. Центр никогда не бывает пустым. Сюда доставляют и с острыми заболеваниями, и плановых пациентов. Много, мало… Всегда под завязку. Но все-таки: почти два года ковид, пандемия. Больше стало пациентов, меньше? И еще: чем вы можете объяснить, что люди так неохотно идут на вакцинацию?

Сергей Петриков: Больных стало больше. Вот сегодня мы смотрели графики информации. В России выявлено 40 тысяч человек. Заметьте: это не заболевших, это выявленных. А заболевших, скорее всего, больше. Ведь кто-то не обращается в поликлиники. Кто-то принципиально не сдает тесты. Кто-то переносит легко, считает, что это обычное респираторное заболевание, поэтому продолжает жить обычной жизнью и тесты не сдает. Поэтому заболевших, скорее всего, больше. В том числе и в Москве. Москва - огромный мегаполис, в который стягиваются люди из разных регионов. И коечный фонд стационаров загружается все больше - прежде всего те койки, которые открыты под коронавирусную инфекцию. А вот почему люди не вакцинируются, мне сказать сложно. Но проблема есть. Ну, вы знаете, что мы всегда идем каким-то своим путем. Поэтому даже когда люди лечатся от других заболеваний, они у кого прежде всего спрашивают мнение? У врачей? У специалистов? Редко! Очень редко! Спрашивают, как лечиться, у соседей, знакомых, бабушек… Это наша народная традиция такая: приложить лист подорожника, лопух какой-нибудь, корень какой-нибудь выпить. Такая исконная еще советская традиция. Советские люди лучше всего умели две вещи: первая - это управлять, вторая - лечить. И конечно, давать советы по управлению и по лечению. Святое дело.

Люди, которые не хотят вакцинироваться, по сути играют в русскую рулетку. С одним патроном. Потому что у каждого, кто заболел, есть риск умереть

Вас сейчас одолевают советами?

Сергей Петриков: Меня уже советами не одолевают. Меня одолевают звонками: можно ли к нам положить кого-нибудь с коронавирусной инфекцией? Причем с утра до вечера. Откуда у них номер телефона? Находят где-то. У знакомых есть мой телефон. Незнакомым, видимо, дают знакомые.

Правовые аспекты борьбы с коронавирусом эксперты "РГ" разъясняют в рубрике "Юрконсультация"

Кто чаще обращается?

Сергей Петриков: Разные совершенно люди. Возраст не имеет значения. Хотя сейчас много молодых.

И как быть? На ваш взгляд, мы справляемся с нашествием вируса или не очень? Постоянно идут ссылки на то, что в Америке еще хуже, в Великобритании еще хуже, в Индии еще хуже. А мы где-то на пятом - на шестом месте…

Сергей Петриков: А что хуже-то? С заболеваемостью? Давайте откроем ради интереса сегодняшние данные по Великобритании, например. Сегодня там 44 122 выявленных. Примерно, как у нас: у нас 40, у них - 44. Только у нас умерших 1100 с лишним, а у них умерших - 200. Вот и вся разница! Потому что в Великобритании вакцинировано больше 60% населения, а в России вакцинировано, дай бог, 35% или 36%, по последним данным. Они заболевают, но они не умирают. Вся идея вакцинации - чтобы человек не умер. У вакцинированного риск умереть в десятки раз меньше, чем у человека, который не вакцинирован.

И при этом… Антипрививочники постоянно заявляют: сделал прививку - заболел, сделал прививку - умер, сделал прививку - тромбоз. Не надо прививаться, надо побольше курить. Курящие реже болеют ковидом.

Сергей Петриков: По последним данным, если курящий заболевает, то болеет тяжелее. Считать, что курение или спиртное защита от коронавируса - опасное заблуждение.

Но этому многие верят. А специалистам не верят. Ну почему?

Сергей Петриков: Мне сложно сказать, что сделать, чтобы поверили. Могу сказать одно. Несмотря на то что работаем с коронавирусной инфекцией более полутора лет, мы пока не можем предсказать, в какую сторону пойдет болезнь у конкретного пациента. Вот он поступает к нам. И мы не можем сказать точно, будет ли у него ухудшение или не будет, понимаете? Хотя наработок много, четких признаков, по которым можно сказать, что этот больной пойдет по тяжелому, а этот по легкому пути, к сожалению, нет. Поэтому любой заболевший всегда под риском самой смерти. Это надо понимать. Вот и все. И то, что люди не вакцинируются, они играют со смертью в русскую рулетку. С одним патроном. Потому что когда они заболеют, у них всегда есть риск умереть.

У всех?

Сергей Петриков: У каждого, кто заболел. И предсказать, насколько он выражен у этого человека или у другого, к сожалению, невозможно. Вот в чем основная проблема. Как быть? Прививаться. Вакцинирование - единственный путь, которым надо идти. Другого пути у нас нет! Мы никогда не видели такого количества тяжелых больных. Даже Склиф. Огромный поток тяжелых пациентов, которые находятся на разных методах респираторной поддержки. Огромная нагрузка на весь персонал. Вот раньше у нас одновременно в институте работало максимум две машины ЭКМО. Сейчас бывают дни, когда их работает 8-9.

На ваш взгляд, мы справляемся с эпидемией? Или мы где-то в хвосте?

Сергей Петриков: Смотря кто.

Наша медицинская помощь? Скажем, в Москве.

Сергей Петриков: Москва справляется. Вот для чего вводятся, например, эти нерабочие дни? Основная проблема любой системы здравоохранения - она не бесконечна. Можно открыть дополнительные койки - и Москва открыла дополнительные госпитали, резервные для лечения таких больных. Например, на ВДНХ. Но если заболеваемость будет все время расти, то и этих коек не хватит. И тогда надо будет вводить полный карантин, закрывать обычные учреждения, переводить их опять полностью на лечение коронавирусных больных. Это путь в никуда. Нагрузка на систему здравоохранения очень большая, это надо понимать. Москва справляется и справляется эффективно с этой пандемией. Есть лекарства, есть расходный материал, есть техника, есть койки. Где взяли специалистов? Из московского здравоохранения, из других регионов. Они приехали работать еще в прошлом году. У Склифа свои внутренние резервы, которыми мы воспользовались. Это в первую очередь наш учебный центр, в котором обучаются около 600 ординаторов. Многие из них пришли на работу в институт. Сейчас в штате Склифа более 800 врачей. А коек 1036. Из них больше 200 - реанимационные. И из них 98 ковидных.

Вся идея вакцинации - чтобы человек не умер. У вакцинированного риск ­умереть в десятки раз меньше, чем у человека, который не вакцинирован

Что в основе реанимации ковидных?

Сергей Петриков: Это прежде всего подготовленный персонал. Это серьезные методы поддержки жизнеобеспечения. Это и вентиляция легких: и масочная, и инвазивная. Это экстракорпоральная мембранная оксигенация.

В реанимацию никого не допускаете?

Сергей Патриков: Это по санэпидрежиму невозможно. Но есть телефонная связь. Во-первых, люди там с телефонами. Во-вторых, постоянно можно пообщаться по тяжелым пациентам с врачами, с заведующими отделениями. Это без проблем.

А психологический фактор?

Сергей Петриков: Важен как никогда! Поэтому у нас даже некоторые больные на экстракорпоральной мембранной оксигенации, кто находится в сознании, с телефонами, со смартфонами. Они могут общаться с близкими.

Что для вас сейчас самое трудное?

Сергей Петриков: Ой… Самое трудное…. Самое тяжелое - поддержание боевого духа у персонала. Профилактика выгорания, по большому счету.

Случается, что заболевают сотрудники?

Сергей Петриков: Конечно! Сейчас немного. По сравнению со второй волной - очень немного.

Потому что сделали прививки?

Сергей Петриков: И потому что много вакцинированных, и потому что много переболевших

Кто-нибудь уволился?

Сергей Петриков: По-моему, два у нас ковид-диссидента уволились. Не хотели вакцинироваться и ушли.

А вы жестко потребовали, чтобы вакцинировались все?

Сергей Петриков: Тех, у кого не было медотвода, если они не вакцинировались, мы отстраняли от работы. Таких единицы.

На ваш взгляд, что сейчас мы должны сделать, чтобы выбраться из этой вирусной ситуации?

Сергей Петриков: Еще раз скажу: главное - чтобы люди вакцинировались. И второе. Соблюдали меры индивидуальной защиты: ходили в масках, не кучковались. Вообще, ответственно подходили к окружающим.

Вот то, что я сижу без маски, - это безобразие или как?

Сергей Петриков: Мы-то в масках. К тому же знаем, что вы вакцинированная. Но по большому счету лучше всем быть в масках, потому что никто не знает, инфицирован он в этот момент или нет. Считается, что основной выброс вирусной нагрузки осуществляет человек за один-два дня до появления симптомов. То есть человек может не чувствовать себя больным, но он уже распространяет вирус. Сейчас в некоторых местах ввели бесплатное ПЦР-тестирование экспресс-тестами. И… случается: приходят люди, которые нормально себя чувствуют, но у них оказывается положительный мазок. То есть человек нормально себя чувствует, но он ходит и распространяет вирус.

Может, и поэтому не идут на тестирование, чтобы не знать об этом?

Сергей Петриков: Не исключено.

Вы по специальности реаниматолог. Что посоветуете именно как реаниматолог?

Сергей Петриков: Меньше общаться с окружающими. Вакцинироваться. И соблюдать меры индивидуальной защиты. И если человек почувствовал, что у него есть признаки ОРЗ, как раньше считалось, горло заболело, нос потек, он должен остаться дома. Ему нужно вызвать врача и сдать тест.

Мы никогда не видели такого количества тяжелых больных. Даже Склиф. Огромный поток тяжелых пациентов, которые находятся на разных методах респираторной поддержки

Вы сказали об опасности выгорания сотрудников. Как вы с этим справляетесь? У всех разный режим работы. Вот руководитель ковидного корпуса Константин Александрович Попугаев выходит со второго обхода из ковидного корпуса в районе восьми вечера. Главный врач Склифа Наталия Евгеньевна Дроздова уходит с работы в 9-10 вечера, не раньше. Многие поздно уходят… Так как же с выгоранием?

Сергей Петриков: Поддержание коллективного духа. У нас очень крепкий коллектив. Мы проводили специальное исследование по выгоранию в коллективе, и основные факторы-протекторы, которые люди назвали, - это поддержка семей и поддержка коллектива.

Коллектив - понятно. Но семьи у всех разные.

Сергей Петриков: Все равно! Людям нужно в это непростое время, чтобы был кто-то, на кого можно опереться.

Вас семья поддерживает?

Сергей Петриков: Конечно! Да, раньше они меня видели чаще. Но я стараюсь, чтобы мы виделись и общались. Это очень важно.

Вот вы приходите домой. Они не боятся, что вы были в "красной зоне" и…

Сергей Петриков: Больше я боюсь. Чего? Что я им что-то принесу. Потому санобработки делаю постоянно.

Вы пессимист или оптимист?

Сергей Петриков: Если бы я был пессимистом, я бы, наверное, уже и не был бы. Оптимист, конечно. На что рассчитываю? Во что верю? Я в Бога верю.

У вас нет впечатления, что Бог на нас, на все человечество, сердит и направил на нас вот эту заразу?

Сергей Петриков: Так глубоко я не анализировал ситуацию. Не знаю! Но всему есть своя причина. Значит, и здесь она есть. Как нам быть? Вакцинироваться. Другого пути нет.

Когда-нибудь это кончится?

Сергей Петриков: Когда-нибудь кончится. Но кто-то умрет за это время.

800 врачей сейчас в штате Склифа. Есть и учебный центр, в котором ­обучаются около 600 ординаторов

Нынешние нерабочие дни для Склифа имеют значение?

Сергей Петриков: Никакого! Все нерабочие дни, которые были за эти полтора года, для нас были рабочими. Скажутся ли теперешние на нагрузке? Надеюсь, она будет снижаться, потому что разрываются цепочки заражений. Если люди будут вести себя так, как это рекомендуется. Но в любом случае меньше будут потоки в метро, в транспорте, в офисах меньше людей будет собираться. Поэтому надеемся, что будет снижаться заболеваемость.

Что бы вы пожелали читателям "Российской газеты"?

Сергей Петриков: Для начала: всем вакцинироваться! Потом верить в светлое будущее, что когда-нибудь это закончится. Нам бы хотелось, чтобы закончилось побыстрее.

Ковид станет неким сезонным заболеванием, как тот же грипп?

Сергей Петриков: На самом деле, с нами много лет сосуществуют несколько видов коронавирусов. И они вызывают сезонные простуды. Но от них люди не умирают. Вирус проходит свою селекцию. Вирусу невыгодно добиваться смерти человека, потому что если человек, его носитель, умрет, то он не может распространяться, поэтому, по теории эволюции…

…Вирусу невыгодно, чтобы люди умирали?

Сергей Петриков: Конечно! Поэтому самые тяжелые штаммы вируса, которые убивают, умрут либо с теми, кто погиб, либо в стационарах - у тех, кого мы излечим. А легкие штаммы будут становиться сезонными. Скорее всего, судьба такая. Во всяком случае, эпидемиологи говорят о таком сценарии.

Встреча подошла к концу. Сергей Сергеевич подает мне пальто и… маску. Реалии 2021-го…